Самая распространенная версия: за потеплением на белорусском направлении стоят интересы крупного бизнеса. С этим не поспоришь.

Литовский журнал Valstybė на днях опубликовал десятку самых влиятельных в Литве политиков, в котором первые места занимают президент Даля Грибаускайте и премьер-министр Андрюс Кубилюс. А вот на третьем месте – президент и один из совладельцев концерна Achema, в который входит более 50 компаний, глава Конфедерации промышленников Литвы Бронисловас Лубис. Считается, что Лубис имеет большое влияние на нынешнее руководство Литвы с одной стороны, и собственные интересы в Беларуси — с другой.

Так, именно в прошлом году, после потепления на европейском направлении, белорусские официальные СМИ впервые написали слово “кластер”. В частности, было сообщено, что ОАО “Гродно Азот” и литовский концерн Achema group сделали первый шаг к созданию международного кластера. Термин означает сконцентрированную на некоторой территории группу взаимосвязанных компаний: поставщиков оборудования, комплектующих и т.п. (Примером кластера является Силиконовая долина в США). Поскольку Achema group имеет производства азотных удобрений, то попытки объединения с “Гродно-азот” понятны.

Кроме того, в литовский конгломерат входит АО “Клайпедская компания морских грузов” (KLASCO). По неслучайному совпадению — стивидорная компания, работающая с белорусскими грузами в Клайпедском морском порту (проще говоря, по разгрузке-погрузке), в том числе — по перевалке калийных удобрений и наших нефтепродуктов.

Плюс к этому, Achema group и лично Бронисловас Лубис прямо заявляют о своем интересе к гродненскому аэропорту.

Наконец, важнейшее по значимости направление развития концерна – энергетика. В частности, концерн г-на Лубиса имеет твердое намерение принять участие в строительстве того самого терминала сжиженного газа, проект которого активно обсуждается между Беларусью и Литвой.

Надеюсь, теперь понятно, почему прошлый год прошел у Бронисловаса Лубиса под белорусским знаком, и почему третий по влиятельности человек Литвы встречался с Александром Лукашенко. Впрочем, опередившие Лубиса в рейтинге влиятельности (что спорно) Грибаускайте и Кубилюс тоже отменили мораторий на общение с белорусским президентом.

Однако Литва не та страна, в которой интересы бизнеса столь очевидно могут выходить на первый план во внешней политике. Все-таки там еще болит память о преступлениях тоталитаризма, там еще не затерты лозунги демократии и свободы, потому под прагматичные цели должна быть подведена серьезная идеологическая база. Недавно в интервью российскому журналу “Коммерсант-Власть” я высказала предположение, что ближайшие соседи, особенно Литва, не так любят националистическую белорусскую оппозицию, как это может показаться. В первую очередь, потому что серьезным препятствием для искренней  дружбы являются пока глубоко скрытые, но сильные обиды на то, что нынешняя Литва присвоила себе белорусскую историю, наши победы и величие.  На мой взгляд, Литва очень опасается, что если национально ориентированные белорусские политики получат серьезную трибуну, то сразу начнется выяснение отношений, кто есть Литва, а кто есть Жамойть, кто реально правил в Великом Княжестве Литовском и на каком языке написана первая в Европе Конституция, а у кого в те времена даже письменности не было?

Мои предположения подтвердились на этой неделе в Брюсселе, где в литовском посольстве были проведены дебаты по белорусскому вопросу. В них приняли участие евродепутаты Юстас Паляцкис и Альгирдас Саударгис, которые если верить газете “Литувос ритас”, активно высказывались против экономических санкций в отношении Минска. Общие слова о заботе о белорусском народе я пересказывать не буду. А вот новая интонация в публичной дискуссии — именно об опасности для Литвы прихода к власти в Минске белорусской оппозиции, призыв думать о том, что будет в Беларуси после Лукашенко.

Цитирую газету: “Политики посоветовали осторожно оценивать возможный приход оппозиции к власти. Поскольку, по их словам, не все оппозиционеры — демократы западного типа, немало среди них националистов. Уже и сейчас слышатся голоса, что Великое княжество Литовское было белорусским государством, и что Вильнюс — белорусский город, отметил Альгирдас Саударгис. Потому приход оппозиции к власти может быть и не полезен Литве. Политик посоветовал не забывать про опасность националистической Беларуси. С ним согласился и Юстас Паляцкис, который призвал давить на Лукашенко, но и задумываться, что будет после него.”

Похоже, что в последнее время мы сталкиваемся с жестко прагматичным подходом к Беларуси не только восточных соседей, но и западных. Причем, очень спорный вопрос, чей прагматизм опаснее для демократического будущего Беларуси — большой России или маленькой Литвы. Потому что для России ее интересы в Беларуси не жизненно важные, а вот литовский национализм, подкрепленный серьезными бизнес-интересами литовских олигархов, становится очень серьезным фактором.

Поделиться: