— Я пришла в детский сад в 11.00 на праздничный утренник к Даниле, — рассказывает подруга Ирины Халип. — Мы пошли с ребенком в музыкальный зал. Заведующая в начале утренника всегда поздравляет родителей с Новым годом, но меня удивило, что в середине праздника она несколько раз заглядывала к нам зал. После окончания мероприятия заведующая подошла к нам и попросила пройти в ее кабинет, чтобы поговорить о судьбе ребенка. Данилу отвели в группу. Мне сказали: «Давайте договоримся, что вы будете вести себя корректно». В кабинете уже были люди из органов опеки и попечительства управления образования Партизанского района. Сказали, что им поступил сигнал о том, что родители Данилы Санникова находятся за решеткой, и сейчас им нужно заботиться о судьбе ребенка». Я ответила, что ребенок постоянно находится с бабушкой и дедушкой, которые за ним и присматривают. Попросили срочно разыскать бабушку, чтобы та приехала и написала заявление, что она берет на себя обязательство по охране жизни и здоровья ребенка на период нахождения в заключении родителей. Мама Ирины Халип, Люцина Юрьевна, как раз передавала Ирине в изолятор теплые вещи, но мне сказали: «Сделайте так, чтобы бабушка приехала как можно скорее». Говорю: «То есть, если она не приедет, то вы нас не отпускаете?» Отвечают: «Как хорошо, что вы все понимаете». Я позвонила, Люцина Юрьевна приехала…

Мама Ирины Халип: «Данька плачет и спрашивает: «Где мои мама и папа?»

— Вчера мне позвонил следователь и сказал, что Ирина уже не задержана, а арестована, — продолжает мама Ирины Халип. – Ребенок остался без попечения родителей, и эти данные отправлены в органы опеки. В детском саду, куда я приехала после звонка Татьяны, мне объяснили, что самый лучший вариант — написать заявление на опеку. Кроме того, я должна пройти медкомиссию, нужны выписки из наркологического и психиатрического диспансеров, придут и посмотрят условия проживания… Будут запросы в милицию, не привлекалась ли раньше к уголовной ответственности. На все это, кажется, дается месяц. А если вдруг мне откажут, то можно найти других родственников. Вот, собственно говоря, о чем шел разговор. Представители органов опеки были очень любезны, сказали: мы заинтересованы, чтобы ребенок остался в семье. Правда, из детского сада Данилу не выпускали, пока я не приехала. Они мило улыбались и говорили: «Ребенок без родителей, поэтому мы вынуждены так поступать. И мы не хотим говорить о политике».

— Как дела у Ирины?

— С ней один раз встречался адвокат, сказал, что держится очень хорошо. Ира вчера даже мне прислала письмо на Главпочтамт. Написала, что нужно передать. Там холодно, все просят только теплые вещи. К счастью, разрешают даже плед передать. Сегодня, кстати, такие очереди были на передачу, что не у всех успели и принять. Но я успела… Теперь остается ждать. Хотя я ничего хорошего не жду.

— Как Данька себя чувствует?

—  Ничего… Вчера купали его, хотели голову помыть, а он заплакал и говорит: «Меня папа, только папа моет… Где мои папа и мама?»

Поделиться ссылкой: