“19 декабря 2010 года состоялась демонстрация на Октябрьской площади Минска, — текст заявления полностью приводит телеканал СТВ. — Данное мероприятие планировалось исключительно как мирная акция, как выражение мнения граждан.

К сожалению, во время митинга на Октябрьской площади Николай Статкевич, Андрей Санников и Виталий Рымашевский призвали и повели людей на площадь Независимости. Там ими были спровоцированы беспорядки и осуществлена попытка захвата здания Дома правительства. Под угрозой оказались жизни тысяч человек.

Я, кандидат в президенты Ярослав Романчук, осуждаю призывы к действиям, которые нарушают мирный характер проведения массовых акций. События ночи 19 декабря поставили под угрозу жизни людей. Санникову, подогреваемому его супругой Ириной Халип, очень хотелось сорвать хрупкий диалог, который зарождался между Беларусью и международным сообществом.

Я вместе с Анатолием Лебедько, председателем Объединенной гражданской партии, неоднократно пытались убедить  Санникова и Статкевича отказаться от планов радикальных действий, так как я уверен, что революции в Беларуси разрушают демократию. Массовые акции с применением силы не способны создать атмосферу для полноценного общественного диалога”.

Естественно, слова Романчука вызвали огромный резонанс.

“Народная Воля”, что называется, по горячим следам задала ему несколько вопросов.

— Суть заявления проста: были люди, ответственные за то, что произойдет на Площади, — сказал Романчук в интервью “Народной Воле”. — Мы считали, что акция должна быть мирной. И те вещи, которые случились, были согласованы не со всеми кандидатами в президенты. Хотя изначально была договоренность о слаженности действий. А теперь получается, что под раздачу попадут все: и те, кто виноват, и те, кто не виноват. Я считаю, что нужно отделить мух от котлет: провести объективное расследование и выяснить, что случилось на площади и кто в этом виноват. Нельзя допустить того, что 30 человек будут наказаны уголовными делами и сроками от 5 до 10 лет, ликвидированы политические структуры, закрыты интернет-ресурсы. И все из-за чьей-то провокации. Нужно отбросить эмоции в сторону и разобраться, кто на самом деле виноват в том, что случилось. Решение о том, чтобы сделать подобное заявление, принималось очень тяжело и было продиктовано в том числе и рекомендациями моих коллег и партнеров из Европейского Союза.

— Многих ошарашило твое заявление. Мол, как может Романчук, не дожидаясь расследования, утверждать: “Там ими были спровоцированы беспорядки и осуществлена попытка захвата здания Дома правительства. Под угрозой оказались жизни тысяч человек”. Некоторые уже назвали твои слова провокацией…

— На мой взгляд, провокация была в том, что людей призвали пойти на площадь Независимости. Проконтролировать, чем все это закончится, ни у кого просто не было возможности.

— Так а кто, по-твоему, беспорядки-то спровоцировал?

— Я считаю так: если ты что-то организуешь, то должен заботиться о том, чтобы не возникло никаких провокаций. Непродуманное отношение к организации такого мероприятия, как поход на Площадь, в конце концов, и спровоцировало такую вот неприятную историю…

— Слава, а кто из кандидатов был ответственным за Площадь?

— Мы договаривались так: я беру на себя ответственность за проведение реформ, а Санников, Статкевич и Некляев говорили, что отвечают за Площадь.

— Из чьих уст прозвучал призыв пойти к Дому правительства?

— Статкевич, Санников и Рымашевский стояли рядом около Дворца профсоюзов, и они согласовали эту позицию между собой и пошли к площади Независимости. Со всеми остальными они свою позицию не согласовывали.

Честно говоря, я не понимаю смысл такого похода, когда люди еще не знают окончательных результатов выборов…

— Хочешь сказать, что прав председатель НГТРК Александр Зимовский, который в ночном телеэфире заявил примерно так: мол, нечего было идти к Дому правительства, можно было требовать, чтобы из Дворца Республики, где размещался информационный центр, вышло руководство ЦИК и объяснилось с людьми…

— Я считаю, что не нужно было никуда идти. Потому что этот провокационный поход может привести к тому, что, возможно, сейчас будет самое сложное время, период ядерной войны для демократических сил. Пошли без ясной идеи, четкого плана и спровоцировали беспорядки.

— А ты сам ходил к Дому правительства?

— Ходил. Кто бил двери — не видел. Я считаю, что этих людей должно установить следствие. И выяснить, провокаторы они были или нет. Нужно это обязательно выяснить, иначе обвинят всех, кого задержали, без разбора. И кому-то наверняка дадут немаленькие сроки — обвинить могут даже в подготовке государственного переворота.

Мы призывали людей на Площадь в первую очередь для того, чтобы люди увидели: выборы сфальсифицированы. А получилось, что демократические силы попытались устроить госпереворот…

— Слава, все равно не могу понять, кого ты винишь в том, что случилось: власть и силовые структуры или Санникова, Рымашевского и Статкевича? Кто все-таки устроил провокацию?

— Наша партия приняла заявление, в котором мы требуем проведения объективного расследования событий, которые развернулись вечером 19 декабря и повлекли за собой избиения, аресты и массовые задержания сотен демонстрантов.

— Знаю, что во время акции был сильно избит Анатолий Лебедько. Ты знаешь, где он сейчас?

— В СИЗО КГБ. Мы с ним говорили про то, что нужна мирная Площадь, а тут он снова оказался в гуще событий. Хотя на баррикады никого не звал. Поэтому я еще раз повторяю: одно дело, когда мы сознательно все вместе идем на какой-то план, и другое — когда кого-то подставляют…

— А как ты относишься к тому, что произошло с Владимиром Некляевым?

— Это вопиющий факт! Я требую наказать людей, которые так поступили с кандидатом в президенты. А еще более вопиющий факт — когда избитого человека, с травмами, вывозят из больницы в неизвестном направлении. И информации о том, где он находится, ни у кого нет. Это уже можно квалифицировать как преступление.

— Ты один из немногих кандидатов в президенты от оппозиции, кто остался на свободе…

— Я просто дома не ночевал. Видимо, эта счастливая случайность меня и спасла.

— Как ты относишься к цифрам, которые по итогам выборов озвучила Лидия Ермошина?

— Они не имеют ничего общего с действительностью. Опросы общественного мнения показывают, что Лукашенко набрал не более 40 процентов.

— А ты?

— От 9 до 11. Немного больше результат у Некляева и Санникова — от 12,5 процентов. Мы втроем выходили на уровень 35—37 процентов…

Поделиться: