Медики, экологи, педагоги обсуждают, что сделано в стране по преодолению последствий чернобыльской катастрофы и на что еще следует обратить внимание.

Но уже первые выступления, которые позвучали с трибуны настораживают: учеными не найдены ответы на многие вопросы, главный из которых —  как сказалось и будет сказываться в дальнейшем радиационное облучение на здоровье белорусов, потому что от радиации мы не избавились до сих пор.

— Японские медики доказали, что через 40 лет после бомбардировки Хиросимы и Нагасаки наблюдался пик заболеваемости злокачественными опухолями, — заявил бывший директор Института радиационной медицины, профессор Алексей Океанов. —  Но там было однократное облучение. Чернобыльская трагедия — это облучение пролонгированное, длительное, оно в небольших дозах постоянно воздействует на организм человека. Таким образом, какими будут последствия этой катастрофы, мы не знаем. А интерес к проблеме, к сожалению, потихонечку ослабевает.

Профессор Алексей Океанов констатирует: выводам о воздействии радиации, которыми располагают белорусские ученые сегодня, нельзя доверять безоговоррочно.

— Во-первых, организация по сбору и верификации данных – основополагающая система для правильных оценок и правильных выводов. К сожалению, у нас эта верификация данных основывается в основном  на статистике, — говорит ученый. – А  статистика не является самым лучшим показателем для изучения. Например, кто знает сегодня, какие дозы получило население и те люди, которые работали по ликвидации аварии? Ведь всем известно, что очень часто один дозиметр использовался на всю группу, что скрывались данные о тех дозах, которые превышали допустимые нормы. Информацию о дозах нельзя назвать достоверной.

Кроме того, подчеркивает Алексей Океанов, «самый печальный и главный фактор, который мешает нам разобраться в ситуации воздействия малых доз радиации на организм человека, — латентный период заболеваний».

— Он очень длительный для развития, в первую очередь, злокачественных новообразований, — подчеркивает ученый. — За исключением лейкозов и рака щитовидной железы составляет 20 и более лет. А знаменитый доклад, подготовленный под эгидой МАГАТЭ, из которого следует, что Чернобыль практически не повлиял на здоровье людей, а если и повлиял, то незначительно, был сделан через 17 лет после трагедии, когда эти эффекты не были проявлены в полной мере.

Сегодня в перечень заболеваний, которые белорусский Минздрав соотносит с возможным воздействием чернобыльской катастрофы, включено 19.

— В основном, это злокачественные новообразования, включая лейкозы, лучевую катаракту и больше ничего практически мы не видим, — отмечает Алексей Океанов. —  Тем не менее многочисленные исследования наших врачей и международных экспертов показывают, что по статическим эффектам есть ряд других заболеваний, которые могут быть связаны с радиационным облучением,  в том числе гипертоническая болезнь, сердечно-сосудистые патологии, сахарный диабет, узловой зоб.

Кроме того, напоминает ученый, в Беларуси не учитывается медицинское облучение. А ведь оно дополняет чернобыльское.

— Если за счет естественного фона белорусы получают дозу 1 мзв/год, за счет родона – 2 мзв/год, то за счет медицинского облучения — 1,4 мзв/год, — подчеркивает Алексей Океанов. — Следовательно, есть группы людей, которые получают за счет медицинских источников большие дозы облучения. При профилактических медицинских мероприятиях доза, как записано в инструкции, не должна превышать 1 мзв, только в случае эпидемий по спецраспоряжению Минздрава ее можно превысить. Однако на практике это не всегда соблюдается.

И наконец, убежден ученый, необходимо учитывать не только внешнее облучение, но и внутреннее, которое получают люди при потреблении зараженных радионуклидами продуктов.

— Из Национального доклада распределения радионуклидов в почве следует, что если в первые годы после аварии  залегания цезия и стронция в почве составляло всего несколько сантиметров, то через 20 лет их уровень уже составил более 31-35см, — подчеркивает Алексей Океанов. — И все наши программы по реабилитации территории привели к тому, что мы поднимаем радионуклиды вверх. Полевой фактор интерполяции радионуклидов  является чрезвычайно важной проблемой.

— Сегодня перед нами стоит огромное количество вопросов, — делает вывод Алексей Океанов.

Стоит напомнить, что в результате чернобыльской катастрофы в атмосферу было выброшено в 300 раз больше радиоактивных веществ, чем во время бомбардировки Хиросимы. Более 70% этих веществ осели на территории Беларуси. Радиацией заражено примерно 25% от общей площади сельхозугодий и лесов нашей страны

Поделиться ссылкой: