Ранее люди, которые пострадали от политических репрессий в 20-80-е годы прошлого века, имели право на внеочередное получение жилья, вступление в ЖСК, гаражные кооперативы, внеочередное получение земельных участков и т.п. Государство считало эту льготу своеобразной компенсацией за поломанные репрессивной системой судьбы, отобранное и разворованное имущество, за те страдания, которое причинило ни в чем не повинным людям своей политикой. Нынешние белорусские власти посчитали, что такие расплаты пора остановить.

Интересно, что Александр Лукашенко подписал этот закон, фактически не дожидаясь решения Конституционного суда о том, соответствует ли ухудшение социальных условий для большой категории людей духу и букве Главного закона, есть ли мотивированная необходимость для такого шага.

Справедливости ради, надо сказать, что Конституционный суд не стал отвечать на этот вопрос, отметив в своем решении, что оценка целесообразности принятия таких мер выходит за пределы его компетенции. Ну а что касается того, дать льгот или отнять льготы – это, конечно же, право законодателя.

При этом суд как бы попытался задать вопрос: а что делать, если кто-то, воспользовавшись прежними льготами, в настоящее время  стоит на льготной очереди и должен со дня на день получить квартиру? В частности, в решении отмечено: «С учетом того, что единичные случаи реабилитации граждан, пострадавших от репрессий в 20–80-х годах, могут иметь место и в настоящее время, исключение из законодательных актов положений, закреплявших, в частности, право реабилитированных граждан на улучшение жилищных условий, может привести на практике к спорным ситуациям в случаях уже начавшейся реализации субъективного права».

Александр Лукашенко, судя по всему, настолько привык к тому, что Конституционный суд не ропщет и всегда одобряет ранее принятые законы, что просто не обратил внимания на эту ремарку людей в черных мантиях. И даже не дожидался их мнения. По крайней мере, суд рассматривал данный вопрос 16 ноября, еще день, как это водится, печатали и оформляли решение. Иными словами, на стол президенту заключение суда не могло лечь раньше 18 ноября. Но именно 16 ноября под законом уже была поставлена подпись Лукашенко…

Поделиться ссылкой: