Ничто не предвещало беды. Обычное объявление о пресс-конференции, обычный звонок в Национальный пресс-центр, который занимался аккредитацией. Все формальности улажены, меня без лишних вопросов записали в число журналистов, которые могут задать вопрос одному из участников пресс-конференции — художественному руководителю Президентского оркестра Республики Беларусь Виктору Бабарикину или главному дирижеру Херардо Эстрада из Венесуэлы. Оставалось только прийти на встречу. Вот тут-то и начались совершенно неожиданные проблемы.

Дворец Республики — одно из главных зданий в столице. Как бы стратегический объект. Наверное, именно поэтому на всех служебных выходах есть блокпосты. Не просто тривиальный столик консьержа, а полномасштабные, оборудованные пропускные пункты с компьютерами, турникетами и несколькими охранниками. Чтобы попасть в коридоры Дворца, нужно либо предъявить пропуск, либо дождаться тех, кто сможет вас забрать. Таких желающих попасть в храм искусства очень много. Во-первых, из-за того, что Дворец Республики — очень крупное заведение, в котором одновременно решаются сотни вопросов. Что-то привозят, где-то надо расписаться, приехали гости, уезжают музыканты… Во-вторых, в здании располагается несколько офисов разнообразных фирм. Через нужный мне служебный вход №1 в здания попадают клиенты риэлтерской фирмы, девушки, которые занимаются в клубе шейпинга, и многие другие. Журналистам же, которые пришли на пресс-конференцию, пришлось ждать, когда за ними придет хоть кто-то.

Как оказалось, в списке, который вручили охраннику, были вписаны только два представителя СМИ — телевидения и интернет-сайта. Все остальные журналисты, а их собралось не меньше восьми человек, с удивлением узнали, что их имен в заветном листочке нет. Проблема решалась просто. Дама-организатор собственноручно добавляла в список всех, кто изъявил желание попасть на пресс-конференцию. Почти… Как только девушка услышала название “Народная Воля”, ее лицо утратило благостное выражение.

“К сожалению, я не могу вас пропустить, — обратилась ко мне дамочка голосом, в котором не было ни капли упомянутого сожаления. — Руководство распорядилось, чтобы “Народную Волю” не пропустили”.

Вот тут и настало время мне удивляться. На логичный вопрос, чем я хуже коллег из других СМИ, мадемуазель не смогла сказать ничего внятного. Походило на то, что она не ожидала, что кто-то будет требовать разъяснений. Девушке явно не хотелось говорить, поэтому она начала рассыпаться в обещаниях дать объяснения позже. Когда?

“Ну… вечером, наверное”, — был пространный ответ.

Аргументация незатейливая — это решение начальства, она тут ни при чем и связать меня с начальством леди тоже не может. И вообще — сейчас начинается пресс-конференция, она должна убегать. Назвать свою фамилию ведущий редактор Президентского оркестра Республики Беларусь категорически отказалась.

Коллеги из государственных СМИ проходили за проходную с потупленными глазами. Было очевидно, что людям неловко, с некоторыми из коллег я знакома, и нам в очередной раз напомнили про двойные стандарты, про “честные” и “нечестные” СМИ.

Что ж, не оставалось ничего другого, как ждать, когда таинственная незнакомка снизойдет до разговора. А пока она пропадала в коридорах Дворца, у меня было время на раздумья.

Ошибки быть не могло — в Национальном пресс-центре подтвердили, что мое имя есть в списках аккредитованных. Что еще нужно? Согласно закону “О печати и других СМИ”, аккредитация — “подтверждение права журналиста освещать мероприятия”.

С этим логичным аргументом вроде должны согласиться все. Контраргументы могли быть только нелогичными. Например, какие-то особенные условия — модельная внешность, отсутствие вредных привычек, арийские корни… В моей сумочке лежало репортерское удостоверение государственного образца, у меня есть диплом университета с “диагнозом” — журналист. Почему я не могу реализовать свое право и попасть на пресс-конференцию? Неужели кто-то в руководстве Дворца Республики испугался, что своими неудобными вопросами я испорчу настроение гостю из дружественной нам Венесуэлы? Тем более что в начале месяца я, как и многие мои коллеги, была здесь же, во Дворце Республики, на открытии фестиваля “Лістапад”, а с господином Бабарикиным не единожды беседовала. И все без эксцессов.

Через двадцать минут ожидания несчастная леди вновь предстала передо мной. Она явно не знала, что мне пообещать и как отвязаться от моих назойливых вопросов о том, почему же я, выражаясь простым языком, рожей не вышла, чтобы попасть на рядовую пресс-конференцию.

“Лично к вам нет никаких претензий, — лепетала Екатерина, которая представилась ведущим редактором президентского оркестра. — Позвоните нам и мы все объясним. Если не хотите звонить, то подождите меня, и я выясню все вопросы”.

Мою надежду на ответы развеяла все та же дамочка-организатор, которая изменилась в лице, когда через 30 минут снова увидела меня у входа. Девушка с кислой улыбкой снова пообещала вернуться и все выяснить. Я так ее и не дождалась, несколько раз она пробегала по ту сторону пропускного турникета с напускным безразличием на лице.

Звонок на следующий день ничего нового не дал.

“Я не могу вам сообщить ничего, кроме того, что вы уже знаете, — заявила все та же Екатерина. — Решение принималось в администрации Дворца Республики”.

В администрации Дворца Республики, куда мы позвонили, посоветовали написать официальный запрос, после которого, возможно, “Народной Воле” и объяснят, почему их журналист даже с аккредитацией не может попасть во Дворец Республики.

…Передо мною извинились. Правда, это были охранники, которые взирали на происходящее со стороны. Им было стыдно за действия работников Дворца…

Стоит отметить, что вышестоящей инстанцией Дворца Республики является Управление делами Президента Республики Беларусь.

P.S. Просьба считать этот материал официальным запросом руководству Дворца Республики (директору государственного учреждения “Дворец Республики” Петру Андреевичу Волкову) и Управления делами Президента (Управляющему делами Президента Республики Беларусь Николаю Николаевичу Корбуту).

Надеемся получить вразумительный ответ на четко поставленный вопрос: почему журналиста “Народной Воли” не пустили на рядовую, не политическую пресс-конференцию во Дворец Республики?

Поделиться ссылкой: