И почему-то никто не говорит об экологическом аспекте будущего строительства, хотя оценка воздействия на окружающую среду играет не последнюю роль в обосновании любого промышленного проекта.
11 преград для прорыва

Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды РБ весной этого года провело государственную экологическую экспертизу обоснования инвестирования проекта и пришло к заключению, что строительство Зельвенской КЭС возможно только при выполнении 11 обязательных условий.

В частности, международные обязательства РБ в области охраны окружающей среды и изменения климата, а также Закон РБ “Об охране атмосферного воздуха” требуют дополнительно предусмотреть технические решения по сокращению выбросов тяжелых металлов, стойких органических загрязнителей (СОЗ), оксида углерода и твердых веществ.

Другое требование Минприроды – выполнить оценку и прогноз изменения состояния компонентов окружающей среды в результате загрязнения радионуклидами и другими вредными веществами, поступающими в воздух вместе с дымовыми газами КЭС.

Но самое главное условие строительства касается Зельвенского водохранилища в пойме реки Зельвянка, которое используется для отдыха и рыборазведения. Государственные экологи потребовали исключить попадание акватории водохранилища и зон рекреации в пределы санитарно-защитной зоны КЭС.

Минприроды не объедешь?

“Нельзя выполнить это условие, потому что Зельвенское водохранилище в любом случае попадает в санитарно-защитную зону электростанции, – делится своим видением ситуации с корр. “БР” начальник управления государственной экологической экспертизы Минприроды Александр Андреев. – Его только можно вывести из состава рекреационных зон, другого варианта нет. Видимо, заказчик не совсем это понимает. Между тем следующий этап – архитектурный проект – тоже должен пройти согласование с нами. А мы положительное заключение не выдадим, пока не будут реализованы эти требования”.

Вывод Минприроды парадоксален: “Если строго выполнить все экологические условия, то строительство станции в запланированном месте невозможно”. Это тот редкий случай, когда независимые экологи целиком солидарны с чиновниками. В общественном объединении “Центр экологических решений” считают условия министерства вполне закономерными и тоже сомневаются, что заказчик проекта – РУП “Гродноэнерго” – их выполнит.

“Многие из этих замечаний сопряжены со значительными затратами, – прокомментировал корр. “БР” заключение Минприроды эколог Евгений Лобанов. – Минимизация выбросов паров ртути и других тяжелых металлов требует значительных финансовых вложений. Так же как и оценка, и прогноз изменения по выбросам СОЗ. Это очень серьезное научное исследование, и лишь единицы специалистов в Беларуси могут его провести. Если заказчик добросовестно подойдет к этим пунктам, то под вопросом окажется рентабельность проекта”.

Уголь выгоден, если он дешев

Экологические барьеры на пути крупнейшего инвестиционного проекта страны (прямые инвестиции в строительство КЭС должны составить около 2 млрд USD) стороны как будто не замечают. В правительстве, по-видимому, озабочены преимущественно доходностью производства исходя из заявленной поляками отпускной цены на уголь – 94 USD за тонну условного топлива. Теоретически такая цена должна сделать зельвенскую электроэнергию дешевле прочей в стране.

“Если цена 94 USD за тонну будет гарантирована на протяжении всего срока службы Зельвенской станции, то производство электроэнергии там будет выгоднее, чем на газовых электростанциях, где тонна условного топлива может подорожать до 250 USD”, – поделились выводами с корр. “БР” в Белорусском теплоэнергетическом институте (РУП “БелТЭИ”).

“Удельные капиталовложения в строительство газовой электростанции – 1000 USD на 1 кВт, угольной – 1400 USD на 1 кВт”, – разъясняет главный специалист БелТЭИ по вопросам ТЭКа Федор Молочко. То есть угольная станция дороже. Но в себестоимости электроэнергии как минимум 80% занимает топливная составляющая. Однако несмотря на то, что капитальные вложения в угольную электростанцию и амортизационные расходы будут выше, за счет недорогого топлива электроэнергия должна быть дешевле.

Выбросы – белорусам, энергию – полякам

Однако защитников окружающей среды аргументы дешевизны не удовлетворяют. От строительства выигрывают только поляки, считают они. Они получат отличный рынок сбыта угля, который не могут сжигать в Евросоюзе из-за ограничений по экологическим показателям. “Мы строим на своей территории объект, вся грязь остае
тся у нас, а электроэнергия уходит в Польшу. Плюс мы еще выплачиваем кредит на строительство”, – примерно так оценивают подоплеку белорусско-польского проекта не только экологи, но и рядовые комментаторы в Интернете.

Но с ними, рядовыми белорусами, как обычно, никто не советовался. Можно представить, на каком уровне прошли публичные слушания в Зельве в апреле 2010 года, если проект ОВОС Зельвенской КЭС недоступен общественности до сих пор. Как пояснили корр. “БР” в Минприроды, электронной версии документа нет не только на сайте министерства, но даже в РУП “Гродноэнерго”. Все потому, что заказчик ОВОС не расплатился с исполнителем проекта – РУП “БелНИПИЭнергопром”. Но для заключения международных соглашений о создании СП по строительству электростанции помехой это почему-то не стало.

Поделиться ссылкой: