Аню Хитрик — невесту мое воображение рисует непременно в рваных джинсах и яркой байке. Рыжеволосый живчик ну никак не укладывается в стандартный образ чопорной красавицы!

— Я подумала, что я такая, как ты меня представляешь, каждый день! И самой стало неинтересно. Поэтому выбрала очень простое, но все-таки белое платье… — удивляет Аня. — Но ни фаты, ни перчаток не было. Правда, на второй день мы прикалывались: я надела смешной белый сарафан, фату, белые большие бусы, белые сланцы. Одним словом — королевна (смеется)! А жених был в смешных домашних шортах, красном галстуке и шляпе. Мы поехали в деревню Пухляки и отдыхали на природе. Каждый делал, что хотел, жарили шашлыки и расслаблялись.

— Честно признаюсь, известие, что ты вышла замуж, очень удивило!

— Мне уже 30 лет… Нет, ты не подумай, что я вышла замуж, потому что пора. Просто встретила человека, с которым мне очень уютно и комфортно…

Муж Ани — молодой талантливый актер Купаловского театра Сергей Руденя. Он же — солист и гитарист группы «9-й миллиметр», которая играет «интеллигентный» панк.

Ребята познакомились в театре, но поначалу никаких отношений не предвиделось. Симпатия зародилась на почве юмора.

— У Сережи он не злой, не мужицкий, не театральный. На мой взгляд — тонкий… — улыбается Аня, которая знает, что муж влюбился в нее на репетиции. — Мы сутками репетировали спектакль «Свадьба» в Купаловском театре и очень устали. Рядом стоял какой-то парень и постоянно задевал меня локтем. Я устала делать замечания и в итоге сильно на него накричала. Это был Сережа. Потом уже он признался, что влюбился в меня именно в тот момент: «Я смотрю: на меня орет какая-то маленькая, злая потная мышь…И я влюбился — я понял, что ты просто прекрасна!» На самом деле это так здорово, что он влюбился в меня уставшую и ненакрашенную. А я обратила на Сережу внимание на банкете, когда он вступился за меня и выставил из зала наглеца, который непозволительно вольно себя вел. Я подумала: «Надо же, вокруг столько мужчин, а заступился только Сережа!»

Начала к нему присматриваться, понравилось, что он всегда имеет свое мнение, не пижон. Мы подружились. А наш первый день — 9 мая. Все отмечали День победы, а мы назвали свой день День Рогнеды. Мы были в одной компании, и я поняла, что люблю этого человека. А дальше — как в сказке (улыбается)…

«КОЛЕН НЕ БЫЛО, А КОЛЬЦО Я ПОТЕРЯЛА»

— Принц встал на одно колено, подарил кольцо и предложил свою руку и сердце?

— Колен не было, а кольцо… я его потеряла (вздыхает). Я же растеряша, к тому же не ношу украшений. Я даже сережки купила маленькие — в виде клевера, — чтобы не нужно было каждый вечер снимать. Колечко я потеряла за несколько дней до нашей свадьбы. И мы решили, что это знак: пора сменить его на обручальное.

Свадьбу сыграли в минском ресторанчике. Гостей не звали, но из родственников и близких друзей все равно образовалась веселая кампания в 20 человек. Мое белое платье тут же измазюкали племянники. Я и не переживала, потому что знаю, что белое платье — это уже пятно. Подружка меня накрасила, сделала прическу. И я томилась за дверью в ожидании: «Скорее, пусть он меня уже заберет!»

Сережка приехал и пел мне под окном под гитару серенаду «Мама-анархия». Мы оба не сторонники пышностей, бантиков и шариков, а поэтому свадьба обошлась недорого. Зато в свадебное путешествие мы отправились в Черногорию.

— Как разделили домашние обязанности?

— Мы снимаем квартиру, куда каждый привез своего кота. Моему рыжику уже девятый год, и ему порой достается от Сережиного серого. Посуду мою исключительно я, потому что Сережа ненавидит это дело. А я не люблю пылесосить и гладить вещи. Поэтому, постирав, тщательно разглаживаю их руками и аккуратно их развешиваю. И тогда утюг не нужен! Все остальное делаем вместе.

— Известно, что двум творческим личностям ой как непросто уживаться в одной квартире. Ругаетесь?

— Скажи, а как бы я могла объяснить самому распрекрасному мужчине другой профессии, что у меня в ближайшем месяце не будет выходных? Или почему я в три часа ночи встаю и запираюсь на кухне? Мы друг друга не напрягаем и понимаем без слов. Пока у нас тьфу-тьфу. Надеюсь, что так будет всегда.

А ругаемся мы смешно. Я замолкаю и ухожу. Однажды вечером мы поднимались по лестнице, и я слегка ворчала. Сережа пошутил: «Ну ты жаба!..» Тут нужно понимать, что жаба — мое любимое слово, мы часто подшучиваем друг над другом и никогда не обижаемся. Но мне вдруг стало так обидно! Я замолчала, развернулась и ушла. Сережа даже не понял почему. Я уселась на скамеечку и горько плакала. Очень сильно замерзла, но сидела до тех пор, пока он меня не забрал (улыбается). А вообще у нас не получается ругаться. Кто меня знает, понимает, что я резкая, но лишь на три секунды. А потом готова извиняться и обниматься…

«ДАВНО ХОТЕЛА МАЛЫША»

Аня прямо светится от счастья и незаметно поглаживает небольшой животик. Сразу и не заметишь.

— Некоторые на меня смотрят и боятся спросить. А когда подходят, несмело интересуются: «Аня, а у тебя животик?..» «Да?!» — делаю я удивленные глаза и поясняю, что просто люблю покушать. Я никому не хотела говорить, но теперь очевидное не скроешь. Могу сказать, что я давно хотела малыша, но только от любимого человека.

— На соленые огурцы с клубникой тянет?

— Нет. Но очень хочется сладкого: шоколада и булочек. Вчера съела коробку «Рафаэлло», полшоколадки и две булки. Восстанавливалась после первого концерта нашей новой группы «Сундук». Слава Богу, все прошло замечательно, и теперь я могу расслабиться…

Мы уже знаем, кто у нас родится, уже и имя придумали. Но пока не хотим об этом говорить.

— Что изменилось в жизни в связи с беременностью?

— Я стала очень забывчивой. Не помню собственные песни. Пока пою — помню. А через секунду не вспомню ни одного слова.

— То ли еще будет!

— О-ё-ёй (улыбается)!

«Я ДУМАЛА, СЕРЕЖА СТАРШЕ»

— Женщины часто делят мужчин на подгруппы: этот — подкаблучник, тот — тиран…

— Сережка никогда не командует мной, но прикрикнуть может. И я этому очень рада. Потому что меня частенько надо осекать: «Посмотри, как ты над собой издеваешься!» или «Хватит работать, ты поспала всего два часа, нужно подумать о малыше!» Сережа обо мне заботится, и он точно не подкаблучник. С нормальным мужским характером. Но я бы не сказала, что он и тиран. Либо я этого еще не знаю (смеется).

Он малой. Когда я узнала, сколько ему лет, то сказала, что «ты меня обманул своей лысой головой!» Я думала, что он старше. И была в шоке: «Давай поменяем паспорта, переклеим фотографии! (смеется)» Но у нас это семейное. Моя мама была старше моего папы, моя сестра старше мужа. Но я всех переплюнула: «Я что — хуже всех (смеется)?» Но я рада, что у меня нет материнского инстинкта к мужу. Такого, как у наседки с цыпленком. Я, наоборот, восхищена его жизненной силой и мудростью.

— Некоторые женщины, забеременев, работают до последнего, другие, наоборот, лежат на диване. А ты какой видишь свою жизнь?

— Я уже отказываюсь от некоторых ролей. Они слишком эмоциональные: нужно плакать, даже рыдать. Я подумала, что малышу и так достается, и решила его пожалеть. Да и не стоит беременной изображать, к примеру, 16-летнюю девочку…

Жизнь после рождения малыша пока не планирую. Потому что знаю, что все равно все получится по-другому. Единственное, я отдаю себе отчет, что перерыв должен быть.

Нам придется быть самостоятельными: моя мама живет в России, мама Сережи — в Солигорске. У нас нет такой глобальной опеки. И эта ситуация мне нравится. Но в то же время я понимаю, что у меня не будет такого момента: «Ах, как она со всем справляется: и певица, и актриса, и мать. Это все ерунда, так не бывает. Это значит, что женщина бросает своего ребенка на бабушек, которые и воспитывают его до шести лет. А потом такая шикарная мама красуется с уже взрослым ребенком… На самом деле мне страшно. Но точно знаю, что мы справимся. У меня вся надежда на Сережу, а у него вся надежда на меня (улыбается).