Москва и Минск зеркалят друг друга

С одной стороны, известный московский блогер Дмитрий Медведев заявляет, что «в последнее время руководство Белоруссии приняло на вооружение антироссийскую риторику» и, более того, «предвыборная кампания там целиком и полностью построена на антироссийских сюжетах». Пассаж об «антироссийской риторике» Минска содержится и в принятом 6 октября заявлении Госдумы по белорусскому вопросу.

С другой стороны, Александр Лукашенко не только упрекает блогера Медведева в неумении держать лопату (а уж о клюшке и речи нет!), но и концептуально определяет всех этих «Крестных батек» по российским каналам как «грязную антибелорусскую пропаганду».

Соответственно, зеркалят друг друга два пропагандистских спецназа. Информационная война — это ведь не просто пальба из всех медийных пушек. Это еще и выедающая глаза дымовая завеса фальши. Пропагандистское мочилово замешано на подмене понятий, подтасовке смыслов. Чтобы демонизировать врага и придать священный ореол своей праведной борьбе.

В итоге подконтрольные властям СМИ в Минске и Москве вовсю орудуют теми же идеологическими приставками — «анти…». Стороны обмениваются симметричными пассажами: мол, мы верны светлым идеалам братства, а вот вы, такие-сякие, льете грязь на нашу страну и народ!

Если не чубы трещат, то крыша едет точно

Хотя, если разобраться, ярлыки с обеих сторон, в общем-то, некорректные, притянутые за уши.

Можете отследить все стенограммы: российское руководство, выставляя жесткие претензии белорусскому официальному лидеру, непременно заверяет в братских чувствах к народу синеокой республики. И — наоборот. На последней пресс-конференции Лукашенко для российских журналистов 1 октября залпы по Кремлю аккуратно перемежались с традиционными реверансами в сторону рядовых россиян.

Ярлыки же «антироссийскости» и «антибелорусскости» нужны скорее для того, чтобы закамуфлировать голую правду: паны дерутся!

Но ясен пень, что эта подмена понятий — вещь вовсе не безобидная. Яд информационной войны исподволь разлагает массовое сознание, действительно отравляет атмосферу отношений между народами-соседями. Паны дерутся — у мужиков если и не чубы трещат, то крыша уж точно едет. Ёкэлэмэнэ! Вчера вожди пили в Кремле за единение, а сегодня — накось выкуси!

По мнению минского аналитика-международника Андрея Федорова, «белорусское руководство взяло не столько антироссийский, сколько антиинтеграционный курс». Поскольку, отметил эксперт в интервью для Naviny.By, «интеграция, так как видит ее Москва, стала все более явственно угрожать нынешней белорусской правящей элите потерей власти».

Раньше, по словам Федорова, дивиденды были щедрее, а дистанция — больше. Ныне дотации урезаны, а вот условия ужесточились. Вещи же типа признания Абхазии и Южной Осетии, а тем паче введения российского рубля как единой валюты реально угрожают национальным интересам и даже суверенитету Беларуси. Потому и стало ее руководство стелить соломку под фактический выход из опасных проектов.

Пропагандистские химеры

Итак, если разобраться, то и якобы разгул русофобии в Беларуси, и якобы высокий градус белорусофобии в России — это скорее пропагандистские химеры, прикрытие политических разборок верхов, нежели явление массового сознания.

Впрочем, это касается и направления умов элит. Нелепо утверждать, что в Кремле ненавидят белорусов. С другой стороны, и миф о пещерной русофобии белорусской оппозиции тоже сконструирован во многом искусственно, стараниями близких к Кремлю аналитиков великодержавного толка.

Сейчас, к слову, московские стратеги на этом и обожглись: с кем говорить-то в Беларуси? Всех заклеймили: и официального вождя, и его внутренних оппонентов — как пятую колонну коварного Запада. А ведь практически все лидеры белорусской политической контрэлиты трезво отдают себе отчет, что с восточной соседкой надо не на ножах быть, а взаимовыгодно сотрудничать.

Независимый белорусский
социолог профессор Олег Манаев подчеркивает, что отношение к России, к русским у рядового белоруса «глубоко встроено в психологию, культуру, и оно — положительное».

К слову, один из недавних опросов НИСЭПИ засвидетельствовал: более трех четвертей белорусов полагают, что они «ближе к русским, чем к европейцам». Еще весомее, в районе 80%, доля белорусов, которые не считают Россию заграницей. А вот тех, кто относит восточную соседку к врагам синеокой республики, очень мало: менее 10% придерживаются мнения, что со стороны Москвы исходит внешняя угроза Беларуси.

Профессор Манаев уверен, что элемент пророссийскости в массовом сознании белорусов мало подвержен политической конъюнктуре и сохранится даже при смене власти в стране: «Это надолго, если не навсегда».

Не в общаге, а каждый в своем доме

Другое дело, что параллельно социологи фиксируют: граждане Беларуси охладевают к проекту «братской интеграции» с Россией, начинают сильнее ценить независимость и все явственнее посматривают в сторону ЕС.

Белорусы, вопреки ритуальным пассажам руководства, в частности, не слишком склонны считать себя «ветвью триединого народа». Так, еще год назад при опросе, проведенном лабораторией «Новак», около 60% респондентов выбрали такой вариант ответа: «Истоки нашего государства в Великом княжестве Литовском, потому для Беларуси естественно ориентироваться на европейскую модель».

Свежий, сентябрьский 2010 года, опрос НИСЭПИ зафиксировал дальнейший рост проевропейских отношений в белорусском обществе. На гипотетическом референдуме с вопросом, вступать ли Беларуси в ЕС, сегодня проголосовали бы «за» уже 42,2%, против же — только 32,5% (в июне было соответственно 36,4% и 39,4%). Если бы пришлось выбирать между объединением с Россией и вступлением в Европейский союз, то за второй вариант проголосовали бы 41,7%, в то время как объединиться с восточной соседкой готовы лишь 34,9% (в июне был еще практически баланс: 38,9% и 37,7%).

В принципе, считает профессор Манаев, процессы суверенизации массового сознания, усиления национальной самоидентификации — естественны, они разворачивались во всех постсоветских странах. Другое дело, что в белорусско-российском контексте это происходит достаточно скандально, с битьем дорогого сервиза «братской интеграции». Причем, признает профессор, белорусские государственные СМИ порой перебарщивают, смакуя сплошь «российскую чернуху».

Однако, вновь подчеркивает собеседник Naviny.By, если брать общество в целом, то «усиление незалежницких и проевропейских настроений не трансформируется у белорусов в антироссийскость».

Тут ведь еще важно и то, как этот процесс воспринимается с российской точки зрения. Если смотреть на белорусов как на взбрыкнувших младших братьев, высосавших из пальца какую-то особую историю и перспективу, то, конечно, будет колбасить.

Если же не считать белорусскую независимость исторической нелепостью, то никакой трагедии нет. Даст бог, полоса, когда паны дерутся, минует, все устаканится — и мы будем жить нормально, по-соседски. Но не в общаге, а каждый в своем доме.

Поделиться: