Если любимцем слабой половины Сергей Дорофеев считается еще со времен программы „Наше утро“, то симпатии мужского населения страны он снискал, став ведущим ток-шоу „Выбор“. Дорофеев не стесняется обсуждать злободневные темы и задавать неудобные вопросы чиновникам самого высокого ранга. Кажется, он сам получает удовольствие от своих программ, производя впечатление если не абсолютно, то вполне счастливого человека, занимающегося именно тем делом, к которому расположен более всего…

 
Сергей Дорофеев о детстве
 
Нас с сестрой никогда не баловали, но любое наше желание, связанное с учебой или развитием, родителями только приветствовалось. Поэтому не было в Минске театра, куда бы мы ни ходили, не было спектакля, который бы ни смотрели. Выставки, встречи с режиссерами, художниками — мы росли в среде умных, талантливых и самобытных людей, стоящих зачастую на разных социальных платформах, но от этого было еще интереснее.

Сергей Дорофеев: Я выбрал журналистику потому, что в этой профессии есть чувство свободы

 
Сергей Дорофеев о физиках и лириках
 
По примеру родителей-инженеров я тоже закончил технический вуз: БНТУ по специальности „физика и электроника“. Так что по образованию я далек от творчества. Возможность заниматься творчеством появилась в журналистике. Хотя на современном телевидении слово „творчество“ уже давно нивелировано: по существу весь процесс производства и наполнения эфира напоминает конвейер, в котором все процессы учтены и расписаны.
 
Сергей Дорофеев о выборе профессии
 
Я выбрал журналистику именно потому, что в этой профессии есть чувство свободы, как бы это ни казалось кому-то странным. Здесь можно самому выбирать, что говорить и что писать, о чем молчать и о чем кричать, если нужно. Я с 17 лет на радио, и эта работа сразу стала безумно нравиться, наверное, потому, что мне всегда хотелось иметь возможность высказываться по поводу тех или иных событий.
 
Сергей Дорофеев об ответственности и цензуре
 
Я получаю удовольствие от того, что все поднимаемые мной и моими коллегами темы нужны зрителям. Не люблю пафоса, но могу сказать прямо — прихожу на работу, чтобы делать ее честно. А моя работа — спрашивать, и я не люблю, когда говорят, что белорусские журналисты боятся задавать острые вопросы. Во-первых, это не так, а во-вторых, где проходит граница между страхом и ответственностью? Замечательные слова как-то сказал медиамагнат Тед Тернер: „Конечно, цензуры быть не должно, но каждый журналист должен нести личную ответственность за то, что говорит“. Я готов подписаться под этой фразой. Хотя, здесь сложно: где заканчивается ответственность и начинается цензура? Надо спросить у Тернера…
 
Сергей Дорофеев о работе на ОНТ
 
Руководство канала дало мне полную свободу действий. Безусловно, я работник наемный, но на ОНТ условия труда для меня комфортные. Спасибо. Бывает, от некоторых зрителей слышу: „Вы там сами хоть что-нибудь можете говорить“? Это вызывает у меня улыбку. Например, история с указом номер 60 об интернете — скорость его обсуждения в обществе всего за неделю сделала эту тему просто неактуальной. Кажется, даже повар в самой захудалой столовой имел свое мнение на сей счет. В понедельник мы уже не могли сказать ничего нового, а значит, потенциально были способны потерять часть своей аудитории.
 
Конечно, можно поднять рейтинг „Выбора“ еще выше, приглашая в эфир скандальных типажей или полураздетых девушек… Но зачем? Показатели успешности такими методами делаться не должны. Программа получается острой потому, что на одной площадке мы собираем всех оппонентов и даем возможность им высказать свои точки зрения и претензии друг к другу, но создаем при этом такую атмосферу, чтобы к концу передачи прийти к какому-то выводу.
 
Сейчас я являюсь ведущим фильма, рассказывающего о судьбах простых гомельских ребятишек, которые в начале 60-х пошли в школу, в первый „А“ класс, что и было удостоверено в то время киножурналом „Пiянер Беларусi“. Затем они выросли и их судьбы сложились самым разным образом. И вот недавно вернулся из командировки из Гомеля, где встречался с этими людьми, — кто-то уже на пенсии, кто-то продолжает работать. Просто поражался тому, каким кладезем историй, знаний, побед и ошибок является каждый человек — независимо от профессии. Это удивительно, насколько по-разному они рассказывают о тех событиях, через которые прошли все вместе, всей страной…
 
Сергей Дорофеев о критике и уважении
 
Чаще хвалят, ругают в основном некоторые чиновники… на следующий день после программы. Я очень самокритичный человек и свои ошибки всегда признаю, хотя иной раз делать это трудно. Но если меня укоряют в том, что я в эфире похвалил кого-то не 10 раз, а всего 2, то я очень хорошо подумаю — стоит ли в следующий раз говорить и эти два… Нас постоянно кто-то учит — как нам, журналистам, работать, как дышать. Но, позвольте, мы же никого не учим. У каждого своя профессия. Давайте уважать друг друга. Всегда стараюсь перед эфиром вытравить свои личные симпатии, чтобы быть предельно объективным — зрители сами должны сделать выводы из увиденного. Но есть очевидные вещи, о которых молчать нельзя и к которым подбирать слова тоже не надо.
 
Сергей Дорофеев о женщинах и женах

Сергей Дорофеев: Я выбрал журналистику потому, что в этой профессии есть чувство свободы

 
Да, ощущаю женское внимание, но крышу от этого не сносит. Если, скажем, мне звонит девушка и предлагает с ней встретиться, то… в общем, это не тот случай. Моя будущая половина не будет знакомиться со мной подобным образом. Наверное… Я, кстати, вообще не знаю, как она будет выглядеть и каким характером обладать. Потому что у одного жена — полная противоположность ему самому, у другого — практически копия, но и те, и другие живут замечательным образом вместе десятки лет. Здесь невозможно что-то предугадать. Знаю только, что жена должна быть лучшим другом. Но об этом мечтают, по-моему, все мужчины.
 
Да не страдаю я от того, что в свои 30 лет до сих пор не женат. Меня постоянно об этом спрашивают. У каждого своя судьба, у каждого свой срок, когда ему идти под венец. Да и, в конце концов, что решает этот штамп в паспорте? Любой из нас знает множество пар, оформивших свои отношения, и уже давно ставшими чужими друг другу.
 
Сергей Дорофеев о том, что остается за кадром
 
Когда нет настроения, я его поднимаю себе сам. Мои проблемы должны остаться за кадром. Даже если болею, не могу взять больничный, потому что в понедельник и четверг у меня эфиры, да еще и „Наше утро“, за которое тоже отвечаю. Тут нельзя вылетать из обоймы. Подлечиться можно в воскресенье, хотя, по сути, этот день не могу назвать выходным — занимаюсь подготовкой очередного „Выбора“.
 
Сергей Дорофеев о спорте
 
Мой отдых — это спорт. Бег, велосипед, бассейн, фитнес. Из-за недостатка времени я оборудовал спортзал у себя дома. Есть гантели, штанга, турник, небольшие тренажеры, с помощью которых можно проработать все группы мышц. Стараюсь тренироваться грамотно — оптимальные нагрузки, проверенные программы. Правильно питаюсь. Если возникают какие-то вопросы, звоню тренеру за советом. Хотя, конечно, становиться профессиональным спортсменом не собираюсь и занимаюсь, скорее, для удовольствия. Да и вообще, после физических упражнений чувствуешь себя гораздо лучше.
 
Все-таки самая тяжелая работа — умственная, после физической нагрузки стоит поспать и утром — как огурец. А вот от мыслей, крутящихся в голове, не заснуть — ворочаешься и думаешь о делах и планах. Мне даже как-то посоветовали психолога, но я почему-то до него так и не дошел. Хотя надо бы, потому что со своей головой иногда справиться очень трудно, стоит довериться знающим людям и их методикам.
 
Сергей Дорофеев о деньгах
 
Я — транжира и абсолютно не представляю, как буду планировать свой семейный бюджет. Много денег уходит на бензин, потому что из машины практически не выхожу. Моим бытом занимаются родители, поэтому им зарплату и отдаю. В общем, наверное, как и в каждой нормальной семье по схеме „родители — детям, потом дети — родителям“.
 
Сергей Дорофеев об осени и переменах
 
Эту пору года обожаю. Она яркая — еще можно шалить и хулиганить, как летом, но уже можно менять гардероб, внося в него какие-то дополнительные аксессуары. Это всегда интересно. А еще осень — это время приключений: романтичная пора, когда завязываются новые отношения и, возможно, начинаются перемены… И жизнь начинает бить ключом, даже целым фонтаном…
 
Сергей Дорофеев о безумных поступках
 
Да, могу в него прыгнуть — может, к изумлению тех, кто считает Сергея Дорофеева донельзя правильным. Я периодически совершаю какие-то безумнее поступки, но думаю, что к этому склонны 99% людей. В юности я носил длинные волосы и был среди нигилистов — людей, не согласных с устройством этого мира. Мне не хотелось быть похожим на других и только ради этого хотелось делать какие-то сумасшедшие поступки. Но, думаю, через это проходили многие…
 
Сергей Дорофеев о мечтах
 
Мне хочется иметь дом, где будет жить моя будущая семья и мои родители. Это, кстати, к вопросу о том, почему я еще не женат. Что касается жены: думаю, она будет отличаться от других представительниц слабого пола именно тем, что не сможет представить, как мы сумеем жить отдельно от моих самых близких и родных людей. Она будет их любить так же, как и я…
 
Сергей Дорофеев о счастье
 
Его рецепт очень прост. Его не даст кольцо с брильянтом, шикарная шуба, дорогая машина или трехэтажный дом на берегу океана. Счастье — это твои родные и близкие, которых ты готов видеть каждый день, и от общения с которыми испытываешь наслаждение и радость. И, конечно, любимое дело!
И больше не надо ни-че-го…
 
А ваше любимое дело приносит достаточный доход? Заполните анкету о работе и зарплате и получите возможность узнать, сколько зарабатывают ваши коллеги.

Фото ОНТ