Летом 2005 года Еврокомиссия направила запрос о возможности открытия в Минске своего представительства. Три года спустя, в марте 2008 года, по завершении всех необходимых внутренних процедур и подписании соответствующего соглашения, Комиссия ЕС получила прописку в белорусской столице.

Представительство с тех пор возглавляет временный поверенный Жан-Эрик Хольцапфель. После вступления в силу Лиссабонского соглашения и в рамках формирования Европейской внешнеполитической службы встал вопрос о повышения статуса Представительства Евросоюза в Минске.

Существует сразу несколько критериев для измерения эффективности работы посла ЕС в Беларуси.

Должность эта непростая. Посол должен работать в сотрудничестве, а не в конкуренции с послами стран ЕС в Беларуси. Он должен блестящим образом разбираться в хитросплетениях брюссельской бюрократии. Хотя бы для того, чтобы добиться повышения финансирования для представительства в Минске.

Этот европейский дипломат должен хорошо владеть ситуацией в стране пребывания. Может быть, даже интересоваться белорусской историей, культурой, языком, говорить по-русски и учить белорусский, чтобы общаться с чиновниками и представителями третьего сектора напрямую, без переводчика и более непринужденно. И НГО, и официальные лица ценят возможность без особого труда донести свою точку зрения и чувствовать, что тебя понимают.

Конечно, с одной стороны, посол ЕС должен устраивать белорусское правительство. Причем, уже на стадии получения агремана его кандидатура не должна вызывать сильного раздражения у официального Минска.

С другой стороны, многое в деятельности представительства будет зависеть от объема финансирования. Но этот вопрос зависит не только от отношений между Минском и Брюсселем, низкий уровень которых сводит к минимуму возможные проекты.

Европейские тяжеловесы, среди которых Великобритания и Франция, пытаются свести к минимуму бюджет Европейской внешнеполитической службы. В частности, настаивая, что представительства ЕС не должны вмешиваться в работу национальных посольств. Ведь правительства стран ЕС также выделяют средства для проектов в своих посольствах в Минске.

Евроскептики также опасаются, что посольство ЕС будет больше заботиться об обеспечении экономических интересов европейского сообщества, чем заниматься культурными и гуманитарными проектами. Здесь не стоит забывать, что деятельность представительства ЕС и его посла будет зависеть от политики Брюсселя, который не устает напоминать о важности уважения прав человека в Беларуси для развития отношений.

Поскольку ЕС — не только экономическое сообщество, но и объединение, основанное на ценностях, с послом или без представительство продолжит мониторинг ситуации с правами человека и свободы СМИ.

Кроме того, если Минск исходил из того, что посольство ЕС будет основное внимание уделять сотрудничеству в области экономики и экологии, а не политическим вопросам, то после вступления в силу Лиссабонского соглашения придется привыкнуть к тому, что роль последних заметно выросла.

В таких обстоятельствах Брюсселю будет непросто найти дипломата для представительства в Минске, считает политический обозреватель Роман Яковлевский.

В беседе с «Белорусскими новостями» он отметил, что белорусские власти могут настороженно отнестись к повышению ранга представителя ЕС. Яковлевский привел пример из практики Организации Объединенных Наций. Во время голосования по вопросу единого представительства ЕС в ООН Беларусь воздержалась, а наши партнеры Венесуэла и Иран и вовсе голосовали против.

Тем не менее, трудно представить, чтобы в будущем европейская дипмиссия столкнулось с такими же серьезными проблемами, как посольство США, уровень руководства которого уже два года снижен до временного поверенного. Яковлевский отмечает, что посольство ЕC представляет сразу 27 стран и Минск вряд ли пойдет на то, чтобы осложнять отношения сразу со всеми странами ЕС, также как с Соединенными Штатами.

Вместе с тем, особенно накануне президентских выборов, важно, чтобы представительство ЕС получило харизматичного и высокопоставленного посла, которому должность позволит встречаться даже с белорусским президентом.

Такой посол может облегчить взаимопонимание как между Минском и Брюсселем, так и по «белорусскому вопросу» внутри стран ЕС. Что, как минимум, ускорит внутренние процессы и сроки принятия решений, и, как максимум, создаст благоприятный климат для решения многих непростых вопросов двусторонних отношений.