Раньше было так. «Уважаемая редакция, — писал нам Мининформ. – В связи с обращением ведомства такого-то, считающего, что вы распространили ложную информацию просим дать пояснения». Пока редакция готовила пояснения, ей уже выписывали предупреждение о нарушении закона о СМИ. Или что-то сами, читая газеты, выколупливали, а потом выносили предупреждение по совокупности «заслуг», вплоть до приостановки выхода газеты, ехидно добавляя, что решение можно оспорить в суде.

Но министр Пролесковский пошел еще дальше. 23 августа он издал приказ за № 510, который призван значительно улучшить качество разбирательства с сомнительными редакциями и сделать контрольные функции министерства еще более эффективными, близкими к силовым. В частности, в числе способов осуществления контроля названы:

– получение доступа в пределах своей компетенции к базам и банкам данных проверяемого субъекта

– использование при проведении проверки технических средств, в том числе аппаратуры, осуществляющей звуко- и видеозапись, кино- и фотосъемку, ксерокопирование, устройств для сканирования документов, идентификаторов скрытых изображений, для контроля за соблюдением законодательства, сбора и фиксации доказательств, подтверждающих факты правонарушений

– изъятие у проверяемого субъекта, в порядке, установленном законодательством, подлинников документов, имеющих отношений к выявленным нарушениям

– истребование письменных и устных объяснений от представителей проверяемого субъекта, иных лиц по вопросам, возникающим в ходе проведения проверки.

О том, что проверяющие Мининформа имеют доступ во все «служебные, производственные и иные» помещения и могут привлекать к проверкам “экспертов и специалистов” других ведомств, говорить, видимо, будет лишним.

Надо понимать, что теперь снять всю необходимую информацию с сервера и редакционных компьютеров, изъять у неугодных редакций и типографий документацию можно будет не только по постановлению прокурора, но и с санкции министра информации? Можно будет опросить (или допросить)всех, вплоть до уборщицы, да еще зафиксировать все это на фото и видео.

После этого приказа некая странная структура из Мининформа вырисовывается – гражданское ведомство, но с оперативно-розыскными и следственными функциями. И в то же время структура чрезвычайно творческая, поскольку в ходе проверок министром дозволено даже снимать кино.

Я просто затрудняюсь определить, как будет правильно назвать этого гибрида.

Поделиться: