…С таким министром обороны беседовал бы и беседовал. Обаятельна, красива, остроумна, элегантна. В разговоре с ней не услышишь шаблонно солдафонских изречений типа: «Тыл Вооруженных сил является составной частью Вооруженных сил и представляет собой совокупность сил и средств, предназначенных для тылового и, по службам тыла, технического обеспечения войск». Одним словом, побеседовать можно было на самые разнообразные темы. Благо неформальная обстановка позволяла министру обороны пообщаться с белорусскими журналистами.

— Сама я родом из Северной Литвы, — начала собеседница. — Есть такая деревня в Паневежисском районе, где и сейчас живут мои родители. Кстати, весь летний отпуск там и провела. Занималась огурцами, помидорами… В деревне так хорошо без политики! Так приятно отвлечься от ежедневной работы и всего того, чем живешь целый год. Но отпуск закончился — правительству пора за работу.

— Вы давно в политике?

— Можно сказать, с 1988 года. С того самого времени, когда в Литве создалось движение за независимость страны «Саюдис». Я вступила на путь политика, хотя до этого работала детским врачом, и с тех пор у меня была только одна мысль — сделать так, чтобы Литва стала свободной и независимой. Нужно было не упустить этот шанс, когда Советский Союз уже разрушался. В 1990 году впервые участвовала в выборах в парламент и победила. Как мне кажется, выборы тогда были более свободными, чем сейчас. Не было еще больших денег, не было бизнеса, который хотел бы влиять на политику. Кстати, на выборах я конкурировала с шестью мужчинами-кандидатами, но люди проголосовали за меня. И, вы знаете, мне тогда было легко это сделать. Поэтому сейчас, когда меня спрашивают, не трудно ли прекрасной половине человечества в политике, я всегда говорю, что, наверное, гораздо труднее в четыре часа утра женщине подметать улицы, но никто ее об этом и не спрашивает… А моя судьба уже тогда была предопределена. В 1996 году я снова была избрана в парламент, но это был уже обдуманный шаг. Решила пойти в Комитет по национальной безопасности и обороне, потому что понимала — без фундамента безопасности мы не построим государство с западными ценностями и демократией. И членство в НАТО для меня было как бы новой целью. Позже меня пригласили на должность министра обороны.

— В свое время вы руководили в парламенте группой, которая занималась связями с белорусскими демократическими силами…

— Да, я знаю многих ваших оппозиционных лидеров. Со многими работали на парламентском уровне. Но сейчас, когда мы видим ситуацию в России и когда говорят, что Беларусь — диктаторское государство, я не соглашаюсь с этим. Даже если смотреть на Россию, я не могла бы сказать, что и это демократическое государство. Мне кажется, что там очень много проблем с демократией, а для Литвы очень важно, чтобы Беларусь осталась Беларусью. Чтобы страна была на карте Европы, а не стала в будущем частью какой-то новой империи. Поэтому хотелось бы, чтобы Беларусь больше поворачивалась к Западу и НАТО. А значит, мы должны работать не только с оппозицией, но и с властными структурами. Надо иметь как можно больше связей, которые изменили бы ситуацию в будущем. Например, белорусские военные в нашей Военной академии изучают английский язык. Это хорошо или плохо? Это, как говорят, сотрудничество с режимом или нет? Да, это в какой-то степени сотрудничество. Но, на мой взгляд, если в Беларуси будут знать, что Литва, которая входит в НАТО, не является врагом, то, может быть, и не было бы белорусско-российских учений типа «Запад-2010». Кстати, на днях я получила известие, что министр обороны Беларуси в октябре готовится приехать с визитом в Литву. И это будет тоже еще один шаг к сотрудничеству.

— Вы думаете, что на уровне силовых министерств возможно наладить какой-то контакт и изменить ситуацию?

— Я не такой наивный человек, чтобы думать, что одна встреча может изменить ситуацию. Но попробовать надо. Мы ведь соседи, у нас много общего в области обороны. Так что сама жизнь будет заставлять поддерживать контакты. Другое дело, что это было совершенно невозможно, пока в структуре Минобороны Беларуси работал печально известный в Литве генерал Усхопчик. Этот человек в числе прочих ответственен за то, что произошло во время трагедии в январе 1991 года, когда он руководил Вильнюсским гарнизоном. Если помните, военным был отдан приказ стрелять, было много жертв среди мирных граждан. Но сейчас, когда Усхопчик уже не работает в министерстве, когда его допросила Генпрокуратура Беларуси, — это уже шаг вперед.

— Каковы, на ваш взгляд, перспективы вступления Беларуси в НАТО?

— Мы бы хотели этого, но, наверное, у ваших людей остались еще старые советские стереотипы. Мол, НАТО — это такой агрессор, который постоянно угрожает Беларуси, Украине… Но все совсем наоборот. НАТО против вооруженных конфликтов и агрессии. Давайте вспомним, что происходило в бывшей Югославии, пока туда не пришли войска НАТО. И сейчас там люди живут в мире. Так что если бы Беларусь стала членом НАТО и Евросоюза (если я дождусь в своей жизни этого момента), была бы не менее счастлива, чем тогда, когда Литва стала независимой. Потому что это и наш интерес тоже. Мы не хотим границ.

Раса Юкнявичене: «Мне работать не сложнее, чем той женщине, которая в 4 утра подметает улицы»

— Госпожа Юкнявичене, не тяжело ли женщине работать, скажем так, в мужском ведомстве?

— Я думаю, что у нас женщины еще будут генералами. Но женщина в армии — это нормальная ситуация. А легко или нет? Везде свои трудности.

— Как вы выбираете «форму одежды» на работу? В зависимости от настроения?

— В зависимости от того, что запланировано на этот день по протоколу. И, вы знаете, на этой должности у меня на одежду уходит гораздо больше денег, чем тогда, когда работала в парламенте.

— Сами ходите по магазинам?

— На это времени нет, поэтому шью на заказ. В этом мне помогает модельер.

— Как семья отнеслась к вашей должности?

— Спокойно. Как уже говорила, в политике я давно, так что близкие меня даже поддержали.

— Сколько времени остается на семью?

— Вот недавно отпуск был хороший. На выходные тоже люблю поехать в свою деревню. Это единственное место, где я отдыхаю. Там я не «на сцене», а такая, какая есть. Там я много работаю, занимаюсь тем, чем занимаются все женщины. Готовлю обеды, ужины, приезжают семьи моих братьев… Мы стараемся придерживаться семейных традиций.

— С подчиненными и мужем ведете себя одинаково?

— По большому счету с новой должностью во мне ничего не поменялось. Тем более что понимаю — все эти должности временны. А поэтому в первую очередь нужно оставаться человеком.

— Мужчины достаточно ревниво относятся к тому, что жена добивается большего, чем он…

— У нас нет проблем в этом вопросе. Муж сам был членом парламента, и, хотя сейчас работает в адвокатуре, по этому поводу споров нет. Вот вчера я пришла домой, и мы с мужем вместе закатывали помидоры на зиму. Адвокат и министр обороны…

— Женщины бывают очень эмоциональны. На ваших подчиненных это не сказывается?

— Такое случалось, может, один или два раза. Но стараюсь держать себя в руках и спокойно смотреть на все проблемы. Более того! Даже успокаиваю тех, у кого эмоции бьют через край.

— Вам дарят цветы на работе?

— Я люблю живые цветы. Которые растут, а не те, которые затем придется выбрасывать. Мне тогда всегда их очень жаль. Хотя на День рождения букеты дарят.

— Есть такое выражение: «Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Может быть, министр обороны мечтает стать президентом?

— Ни-ког-да! Ведь в этом случае ко мне приставили бы постоянную охрану. А значит, я не смогла бы спокойно поехать и отдохнуть в своей деревне…

Фото автора.

Каунас–Минск.

Поделиться ссылкой: