Бизнес-сообщество готовит аргументы для президента о необходимости принятия экономической амнистии в отношении заключенных-предпринимателей.

Председатель Минского столичного союза предпринимателей Владимир Карягин подчеркивает: в Беларуси жестокое законодательство относительно экономических преступлений.

— Исходя из нашего анализа, ущерб нарушений в предпринимательской деятельности оценивается с точки зрения уголовной методологии. Методология оценки нарушений в сфере хозяйственной деятельности не отработана, — считает лидер предпринимателей.

Он говорит об актуальности пересмотра отношения к субъектам экономической деятельности.

— Например, в Германии бизнес рассматривается как курица, несущая яйца — простые или золотые — важно, что в любом случае приносящие пользу, — приводит пример глава столичного союза предпринимателей. — Представители бизнеса — это та часть общества, которая избрала активную деятельность как способ существования в обществе, это самая активная его часть. Сам процесс участия в этой деятельности связан с тем, что люди генерируют идеи, часто идут ранее никем не освоенными путями. Это должно поощряться через законодательство.

К слову, не в одной Германии понимают, что бизнес работает не только на себя, но и на общество. В России, где общественность не меньше, чем в Беларуси, критикует власти за преследования бизнесменов, ситуация явно меняется к лучшему. Как сообщает «РБК», после смягчения президентом России Дмитрием Медведевым Уголовного и Уголовно-поцессуального кодексов в стране стали реже использоваться для предпринимателей меры пресечения под стражей. Количество их арестов в стране за шесть месяцев 2010 года сократилось в сравнении с аналогичным периодом на треть. Заметим, что поправки российского президента фактически полностью запрещают досудебные аресты предпринимателей.

Карягин считает, что в Беларуси и юридическая общественность, и контролирующие органы знают проблему. В результате смягчение подходов также происходит.

— Бизнес ассоциации разработали и направили во властные структуры пакет предложений, в том числе и методологических, которые направлены на переход от карательной к поощрительной системе коммерческой деятельности, — рассказывает лидер предпринимателей. — Речь, прежде всего, идет о переходе на наказание посредством штрафов, а не задержаний и арестов. Мне бы хотелось, чтобы государство понимало, что предприниматели занимаются созидательной деятельностью, которая приостанавливается, когда их сажают в тюрьму. И это наносит урон всему предпринимательскому движению и экономике в целом. Не стоит забывать о рабочих местах, которые создают предприниматели.

По мнению экспертов «Завтра твоей страны», нередко неадекватная оценка проступков связана с огромным количеством ошибок и противоречий, которые существует между белорусским законодательством и правоприменительной практикой. Спорные вопросы не всегда решаются в пользу активного субъекта хозяйствования.

Между тем в ближайшее время предприниматели планируют начать сбор подписей под обращением к президенту. Будут просить об экономической амнистии в отношении предпринимателей, находящихся в тюрьмах. Председатель организационного комитета по созданию ОО «За свободное развитие предпринимательства» Виктор Горбачев считает, что около 22% заключенных отбывают наказание за экономические преступления. Из них 11-12% — предприниматели и руководители. Виктор Горбачев видит в экономической амнистии в отношении предпринимателей, как еще одном шаге по пути к либерализации экономической деятельности.

Предприниматели стонут от изобилия проверок. По оценкам экспертов, проверки охватывают более 50% ИП, около 60% малых и более 70% средних предприятий. Их проводят часто. Проверки носят карательный характер.

В качестве примера такого подхода Карягин привел дело Евгении Бочурной из Новополоцка, которая осенью 2009 года освободилась из мест лишения свободы.

— Система доказательства не учла, что правонарушение касалось деятельности оптовой базы. Когда речь идет об оптовой базе, всегда кто-то кому-то должен. Получилась классическая путаница ответственностей владельца и других субъектов. На наш взгляд, на Евгению Бочурную была переложена ответственность за действия организаций, которые она не возглавляла. Так или иначе, но человек сидел в тюрьме. За такого рода действия, какие инкрементировались Бочурной, в большинстве стран мира до тюремного заключения не дошло бы.

Бочурная была осуждена по ст.216 УК (причинение имущественного ущерба без признаков хищения). Наличие кредиторской задолженности у возглавляемого ею частного предприятия «Виторжье» было расценено как уголовное преступление, совершенное лично директором. Дело истребовано Генеральной прокуратурой, и Бочурная, которая провела 3,5 года в местах лишения свободы, добивается оправдательного приговора. При этом, как отмечает предприниматель, в ходе ведения в отношении нее следствия было совершено семь переквалификаций по восьми статьям.

— Ошибки, непредумышленные действия рассматриваются с обвинительной точки зрения и автоматически к предпринимателям применяются статьи Уголовного Кодекса, — говорит Владимир Карягин. — В результате в Беларуси очень много директоров, бухгалтеров, предпринимателей сидят в тюрьмах именно по уголовным статьям. Думаю, третья часть уж точно. Между тем в большинстве стран делают шаги по оценке экономической деятельности в сторону смягчения наказания за ошибки. Исходят из того, что если человек в состоянии придумать, воплотить проект, в случае ошибок должен наказываться экономическими методами, а никак не пресечением свободы или применением других видов уголовного наказания. У нас же предпринимателей ставят на одну планку с убийцами и ворами.

Поделиться ссылкой: