Ответ на вопрос, почему Москва невзлюбила Минск, «Белорусские новости» постарались найти у ведущих российских политологов.

Российские эксперты находят разные объяснения сегодняшнему кризису в двусторонних отношениях.

Президент российского Института национальной стратегии Станислав Белковский убежден, что нынешний конфликт — следствие нерешенных вопросов в сфере бизнеса.

«Белорусское руководство отказалось приватизировать крупнейшие промышленные предприятия и отдавать их российским корпорациям, близким к Кремлю. В частности, Минск не пустил российский капитал в нефтехимическую, пищевую отрасль. Неготовность идти навстречу Кремлю и привела к обострению двусторонних отношений», — подчеркнул в интервью «Белорусским новостям» Станислав Белковский.

В свою очередь, заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин видит причины возникших проблем в том, что у белорусского руководства слова с делами систематически расходятся. События вокруг признания двух кавказских республик, считает эксперт, доказывают, что заявления Минска о союзнических отношениях с Москвой ничего не стоят.

«Белорусский лидер говорит, что ему нужна компенсация тех последствий, которые возникнут в случае признания кавказских республик. Но так союзники себя не ведут. Какой ты союзник, если тебе для принятия решений нужно выплачивать компенсацию?!», — недоумевает Владимир Жарихин.

Президент Фонда ИНДЕМ Георгий Сатаров видит причины обострения отношений между Москвой и Минском в проблемах, которые возникли на личном уровне между политическими лидерами двух стран.

«Россия выстраивает внешнюю политику исходя либо из социально-экономических интересов, либо из личных отношений. На отношения с Беларусью прежде всего влияет второй фактор», — говорит Георгий Сатаров.

Поэтому, констатирует эксперт, прогнозировать характер двусторонних отношений на долгий срок невозможно.

«Они могут как ухудшиться, так и улучшиться. Между Москвой и Минском нет предсказуемой политики — все определяют личные амбиции, симпатии политических лидеров, теневые экономические интересы», — говорит Георгий Сатаров.

Станислав Белковский считает, что на будущее белорусско-российских отношений будет влиять главным образом экономический фактор.

«Кремль старается добиться экономических уступок со стороны Минска. Удастся ли Москве достичь своих целей, во многом будет зависеть от одного обстоятельства — найдет ли Минск альтернативные ресурсы для своих проектов», — отмечает Станислав Белковский.

«Если у Минска будет возможность получать кредиты из альтернативных источников, найти для строительства АЭС иного партнера, получать энергоресурсы из других стран, то позиции Беларуси будут достаточно крепкими. Если же таких альтернативных источников найдено не будет, Минску придется идти на определенные экономические уступки в отношениях с Москвой», — добавил эксперт.

Вместе с тем, все собеседники «Белорусских новостей» уверены, что Кремль не станет форсировать развитие событий в свою пользу путем радикального вмешательства в ход президентских выборов в Беларуси.

«В Кремле люди реалистичные. Они понимают, что серьезных соперников у Александра Лукашенко нет. Продвигать своего кандидата Москве абсолютно бессмысленно — в условиях белорусской действительности у него не будет никаких перспектив», — полагает Владимир Жарихин.

Аналогичного мнения придерживается Станислав Белковский: «У Москвы нет необходимых ресурсов, ни своего кандидата, чтобы всерьез рассчитывать на победу в белорусских президентских выборах».

В победу на выборах, скажем прямо, действительно может рассчитывать сегодня только Александр Лукашенко. Но вот нервы идущему на четвертый срок официальному лидеру, как прогнозируют российские политологи, Кремль может все-таки попортить.

«Москва будет высказывать свою позицию и это может создавать определенные неудобства для Александра Лукашенко во время президентских выборов», — прогнозирует Владимир Жарихин.

Милости со стороны Москвы официальному Минску действительно ждать не приходится. Неслучайно белорусские власти планируют провести президентские выборы досрочно — в декабре 20
10-го. В противном случае, если бы выборы проходили в феврале будущего года, влияние Кремля на их исход могло бы существенно возрасти.

Поделиться: