Зачем белорусскому президенту понадобилось такое интервью, была ли эта месть или хорошо продуманный ход — свое мнение «Салідарнасці» высказали политологи, журналисты, политики и экономисты.

Анатолий Лебедько, лидер ОГП: «Сейчас Лукашенко, наверное, задумался»

— Дело в том, что Лукашенко — заложник той стратегии поведения, которую он исповедует последние 16 лет. Его принцип: если тебя ударили – ударь в ответ. И ему не важно, кто против него: Тайсан или перворазрядник. Он всегда ввязывается в обмен ударам. Ввязался — а там уже подумаем, посмотрим. Поэтому, когда появился фильм НТВ, Лукашекно должен был на это отреагировать, и ничего лучше не придумал, как выпустить персону нон-грата для России Саакашвили. Но получилось, что за этим ответом последовали еще более сильные удары — в районе нокдауна. Сейчас Лукашенко, наверное, задумался. Хотя сложно сказать, что он предпримет в следующий раз. Наверное, опять сделает, а потом будет анализировать, хорошо это или плохо?

Александр Класковский, политолог: «Тут все достаточно трезво просчитано»

— Я думаю, что это интервью и его показ по белорусскому телевидению, причем широко анонсированный, был не каким-то эмоциональным порывом: мол, вот Москва нас обидела, так получай в ответ гранату. Тут все достаточно трезво просчитано. Белорусское руководство исходит из того, что такие фигуры, как Сааакшвили априори раздражители для Москвы. Этакий символ нелояльности и, если хотите, символ независимости. То, что этот расчет оказался верным, подтвердила реакция Москвы, когда г-н Грызлов еще до выхода интервью, даже не зная, что скажет Саакашвили, обрушился с нападками только за сам факт. Стрела попала в цель. Для чего это надо? Просто белорусский официальный лидер понимает, что с Москвой уже каши не сваришь. Более того, Москва прессингует и это создает опасность для власти Лукашенко. Вот он и обращается к такой «незалежницкай» риторике. Интервью с Саакашвили – это демонстрация своей независимой во внешней политике, точно так же, как два года назад непризнание Абхазии и Южной Осетии тоже стало таким символом. Тогда на него клюнула Западная Европа и разморозила отношения при том, что никаких демократических подвижек в Беларуси по большому счет нет до сих пор. Это логическое звено в дистанцировании Беларуси от России.

Хотя, казалось бы, зачем злить Россию, зачем дразнить русского медведя? Но вызывая такую реакцию Москвы, когда Грызлов, Жириновский и другие московские деятели с яростью обличают, легко объяснить электорату: смотрите, это же империя, они пытаются окриком на нас воздействовать, а раз так, то мы как гордая синеглазая республика будем и дальше идти своим независимым курсом. Таким образом электорату мягко пытаются объяснить поворот на 180 градусов во внешней политике.

Кажется, российский политолог Сергей Марков очень точно сказал, что все эти российские фильмы рассчитаны на одного зрителя – на Лукашенко. Точно также и это интервью рассчитано на Кремль, на российское руководство. Если же брать общественное мнение, то в России и в Беларуси им очень искусно манипулируют. У россиян это прежнее очарование славянским витязем Лукашенко ослабевает, имидж интегратора поблек, российский бизнес давно обозлен, потому что как ослику морковку показывают много лет, но ничего не дают. И в Беларуси мы видим, что мнение электората колеблется вместе с генеральной линией. Некоторое время назад массово хотели братского объединения, а сейчас уже резкое охлаждения и доля сторонников объединения резко упала, что с гордостью показывают по белорусскому ТВ. То есть в данном случае идет именно жестокая борьба между двумя руководящими элитами, у которых, как оказалось абсолютно противоположные интересы вопреки этим фальшивым лозунгам братской интеграции.

Сергей Чалый, экономический аналитик: «Эта реакция нам на руку»

— По-моему, наоборот, очень удачный ассиметричный ответ. Я видел это интервью от начала до конца. Оно вполне выдержано. И Россия там не очень задета и Беларусь не сильно похвалена. Я не вижу никаких политических убытков от этого интервью. Какого черта Россию должно волновать, что телевидением одного государства взято интервью у президента другого государства? В чем проблема? Чего вы беситесь? Если у Путина есть какие-то личные проблемы с Саакашвили, которого он обещал там подвесить за одно место, так это проблема Путина. Причем здесь межгосударственные отношения? Вот эта нервная реакция, когда все три канала подключились по поводу Лукашенко, как раз и говорит, что новых аргументов у России не находится. Это истерическая реакция. Причем конкретно первых лиц. Ведь сам Лукашенко по этому поводу не высказался, что очень грамотно. А то, что была негативная реакция тех же российских политиков, которые хорошо относились к Лукашенко, как тот же Зюганов, так относились они хорошо по той простой причине, что продолжали считать Беларусь продолжением России. Естественно, им сейчас неприятно осознавать, что Беларусь – это страна со своей собственной внешней политикой, и что она может брать интервью, у кого угодно, и их это не касается. Я как раз считаю, что эта реакция нам на руку. Она открывает глаза на природу российской политики. Что в ней логики и стратегического мышления минимум, а таких не просчитанных истерических шагов огромное множество. Мы же смогли не сорваться, не показать что-то про Путина, хотя тоже многое можно показать. Когда твой противник или соперник переходит на личности, это говорит о том, что логических аргументов не остается и твоя позиция сильнее.

Олег Манаев, директор НИСЭПИ: «Пока разного рода конфликты будут восприниматься большинством электората в позитивном свете, Лукашенко будет так реагировать»

— Я бы разбил причины, по которым Лукашенко так действует на две группы. Одна — личностная, психологическая. Вторая — политическая или технологическая. Что касается личностной, то давно уже наш президент описан как человек с твердым характером, не допускающим давления, даже чужого мнения. Поэтому это просто такая несдержанная реакция на ту ситуацию, которая сложилась с российским руководством. Как часто реагируют в школе ученики или дети во дворе.

Что же касается политической составляющей. Это связано с тем, какое впечатление эта его реакция производит на белорусский электорат. А мы сейчас находимся в преддверии президентских выборов. Известны результаты, которые НИСЭПИ проводило в разгар этого скандала (еще до интервью). И там зафиксировано, что рейтинг не только не упал в глазах большинства белорусов, а даже поднялся. Не бог весть как, но поднялся – на 3-4%. Это говорит о том, что то, как реагирует Лукашенко, в глазах большинства белорусского электората не вызывает негативной реакции. Как раз наоборот. Он (или его команда) это знает и на это рассчитывает. И до той поры, пока разного рода конфликты – не только с Россией, но и с Западом, с Китаем, с Луной, Господом Богом, — будут восприниматься в неком таком позитивном свете большинством электората, он будет это делать. Когда же это начнет действовать в какую-то другую сторону – будут новые истории, новые

Поделиться: