«Мы категорически были против того, чтобы нам еще в Восточном партнерстве, где делом надо заниматься, подкидывали вопросы демократии, еще какие-то, ну, те вонючие вопросы, которые всегда нам подбрасывают. Уже дошли до того, что меняйте предвыборное законодательство, завтра выборы президента», – заявил Александр Лукашенко.

В вырвавшемся слове «вонючие» сконцентрирована вся ненависть, которую нынешний глава Беларуси испытывает к демократии. И, похоже, страх перед перспективой платить по счетам.

Лукашенко проделал полный круг. На заре своего правления он называл демократию «дерьмократией». Затем риторика была подкорректирована: мол, демократии у нас больше, чем на Западе. А когда пришлось наводить мосты с этим самым Западом, то Лукашенко на словах даже демонстрировал готовность меняться: мол, мы – молодое государство, которому нужно время чтобы научиться демократии, и бла-бла-бла…

И вот круг замкнулся. Руководитель страны оказался в начальной точке. Вопросы демократии обозваны «вонючими». Впрочем, дурно пахнут именно подобные высказывания. Они, помимо всего прочего, развеивают иллюзии о возможности постепенной трансформации Лукашенко, которыми последние пару лет питались некоторые западные политики.

Политика руководителя Беларуси претерпевает определенные изменения (взять хотя бы отношения с Россией), но только до определенной черты. Любая, даже чисто декоративная попытка ограничить власть Лукашенко, приводит его в ярость. Ни к каким компромиссам по этому «вонючему вопросу» теперешний глава государства не способен.

Поделиться: