В ней будет лежать главный козырь официального Минска в затянувшихся спорах с Москвой — ратифицированное белорусским парламентом соглашение о Таможенном кодексе. 

Это соглашение парламент Беларуси в самом деле ратифицировал. По-видимому, на той самой «тайной вечере», о которой депутаты, за единичным анонимным исключением, предпочли промолчать.

Тему ратификации с паузы снял Александр Лукашенко. Отвечая на вопросы журналистов 3 июля после возложения венков к монументу Победы, официальный лидер заявил, что «Беларусь к настоящему времени ратифицировала все договоры и соглашения в рамках Таможенного союза, включая Таможенный кодекс».

По словам Лукашенко, Беларусь сегодня находится «в той же системе координат», что Россия.

Однако Лукашенко не сказал об одной немаловажной детали — подписал ли он сам ратифицированное соглашение? Без его автографа этот документ, как отмечали эксперты, стоит не дороже бумаги, на которой он напечатан.

Цену же подписи официальный Минск называл уже неоднократно, и Москве она хорошо известна — это отмена экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты. Белорусская сторона даже предлагала компромиссный вариант — отменить пошлины на нефтепродукты немедленно, а на сырую нефть — с 1 января следующего года.

До этого были многочисленные апелляции к текстам различных соглашений, где Минск пытался доказать нелогичность и противоправность применения к нему ограничительных мер по нефти. Был и иск в Экономический суд СНГ. Был «прогул» заседания органов Таможенного союза в Санкт-Петербурге, на котором Россия и Казахстан решили двигаться вдвоем, оставив для Беларуси дверь открытой.

На Москву, как известно, белорусские апелляции не произвели впечатления. Реакция же на более решительные шаги Минска, вроде торпедирования Таможенного кодекса, привела к очередному газовому конфликту, из которого стороны, похоже, не извлекли для себя никакой практической пользы. Если только считать таковым документальное урегулирование спорных моментов газового контракта.

По крайней мере, не добилась своего Россия — к 1 июля, когда Таможенный кодекс вступил в силу, Беларусь формально осталась вне его рамок.

Но у официального Минска нет иного выхода, кроме как подписать соглашение, считает эксперт аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич.

Отказ от полноценного вхождения в Таможенный союз означает кардинальное изменение условий экономического сотрудничества с Россией. Фактически, административная граница Беларуси и России должна будет стать и таможенной со всеми вытекающими из этого для отечественной экономики последствиями.

Кто при этом понесет большие потери — Минск или Москва — вопрос риторический. Хотя белорусские власти и пытаются перевернуть картину с ног на голову, утверждая, что пострадают, в первую очередь, миллионы простых рабочих российских предприятий, увязанных с белорусской экономикой тесными кооперационными связями.

Однако, уверен Валерий Карбалевич, просто так Лукашенко соглашение о Таможенном кодексе не подпишет. «Согласиться сейчас со всеми условиями Москвы — это будет выглядеть сродни капитуляции. Лукашенко должен сохранить свое лицо», — отмечает эксперт.

По его мнению, свою подпись под документом белорусский лидер будет использовать как козырь, чтобы добиться от России хоть каких-нибудь уступок.

«Вовсе не обязательно, что это будет полная отмена пошлин на нефть. Тут вполне возможны варианты, вплоть до таких, которые российская сторона может расценить, как чисто символические. Например, Москва пообещает увеличить объемы беспошлинной нефти. Договор от 27 января, как помним, такую возможность предусматривает — увязывает ее с ростом белорусского ВВП».

Серьезно осложнить переговорный процесс могут накалившиеся в последние дни отношения между лидерами стран. Если раньше только белорусские лидер позволял себе резкие и нелицеприятные публичные высказывания в адрес российского руководства, то в последнее время и Медведев с Путиным не стесняются выходить за дипломатичные рамки, отпуская в адрес Лукашенко ехидные ремарки.

«Проблема личных взаимоотношений, постоянный обмен уколами, безусловно, не может оставаться в стороне от всего процесса, — говорит Валерий Карбалевич. — Но, как кажется, когда на чаше весов окажутся большие государственные интересы, то и Медведеву, и Лу
кашенко придется наступить на горло собственной песне».

Поделиться: