Окопная правда не помогла: напоминания Александра Лукашенко о совместной войне против фашистов и братском сидении в окопах русских с белорусами не вышибли ожидаемой слезы ни у Дмитрия Медведева, ни у Владимира Путина, ни у Алексея Миллера. За двое суток поставки газа в Беларусь сократились на 60%.

Сначала Александр Лукашенко утверждал с абсолютной уверенностью, что Беларусь ничего не должна. Потом — что нужно подумать, и если государство признает наличие долга, то, конечно, найдет деньги, чтобы заплатить. Еще позже — что в принципе небольшой долг имеется, но по сравнению с тем, что должна Россия Беларуси за транзит газа, — это сущая безделица. Правда, в качестве наперсника Александр Григорьевич почему-то выбрал министра иностранных дел России Сергея Лаврова. Именно ему он открыл тайну взаимного долга: «Газпром должен 260 миллионов долларов, с учетом мая, за транзит. Я приказал правительству перекрыть транзит газа через Беларусь, пока не заплатит «Газпром». Они нам за полгода ни копейки не заплатили. До какого цинизма и абсурда можно дойти, когда ты должен мне 260 миллионов, я тебе — 190 миллионов, и ты начинаешь мне за это заворачивать вентиль!». Нужно очень постараться, чтобы все обвинения в адрес руководства России сообщить не кому-нибудь, а именно ее министру иностранных дел. Лавров, похоже, призвал на помощь весь свой опыт плюс выдержку, чтобы ни один мускул на лице не дрогнул и слово не вырвалось. Возможно, Лукашенко провоцировал Лаврова намеренно — что может быть приятнее в разгар газовой войны, чем спровоцировать Лаврова на дискуссию о цинизме Путина и Медведева? Разве что срочный визит весомой европейской делегации с выражениями солидарности. После такого количества выданных авансов со стороны Евросоюза это казалось очевидным. Но во вторник во время встречи с журналистами «Новой газеты» председатель Европарламента Ежи Бузек сказал, что Евросоюз не будет вмешиваться в двусторонний конфликт: разбирайтесь сами, только Европейскую энергетическую хартию и транзитный протокол соблюдайте.

Транзит — это та самая ахиллесова пята, за которую Лукашенко во всех газовых спорах пытается хватать Россию. И когда поставки газа были сокращены на 30%, он заявил, что перекроет поставки в Европу. Во вторник вечером Беларусь направила «Газпрому» письмо с уведомлением о начале отбора российского транзитного газа для поддержания работы газотранспортной системы, пока Россия не погасит долг за транспортировку — те самые 260 миллионов. Этот долг существует, признали в «Газпроме». Правда, он создан искусственно: деньги могут уйти в Беларусь в любую минуту, но для этого она должна подписать акт, который не подписывает. Нет подписи — нет денег.

Казалось бы, чего проще — поставь закорючку на бумаге, и 260 миллионов появятся немедленно. Из них 192 можно тут же отправить обратно, за считанные минуты погасив задолженность за поставки газа, и конфликт закончится. Но тогда не из чего будет лепить образ врага, который сейчас уже почти завершен. Тем более что Александр Лукашенко на встрече с Лавровым поделился секретом — деньги, оказывается, есть: «Я одолжил сегодня эти деньги у своих друзей, и мы в ближайшее время эти деньги отдадим». Через минуту, правда, версия о друзьях рассыпалась: «Чужие люди дали нам эти деньги в течение одного дня, а Россия подождать не может». Но это неважно: у белорусского руководства друзья оборачиваются чужими людьми и наоборот очень быстро. Точно так же как сам газовый конфликт меняет содержание с экономического на политическое по личному желанию Александра Лукашенко. На прошлой неделе белорусская сторона уверенно называла ультиматум «Газпрома» исключительно экономическим конфликтом, но во время встречи с Сергеем Лавровым президент Лукашенко объявил: «Это уже не спор хозяйствующих субъектов. Извините, когда нас начинают унижать не то котлетами, не то колбасой, маслом и блинами — мы это воспринимаем как оскорбление белорусского народа. Так не подобает вести себя президенту, в том числе соседнего союзного государства».

Кажется, про котлеты мы уже когда-то слышали. Лет семь назад, во время первой газовой войны, Владимир Путин обмолвился, что в отношениях с Беларусью Россия должна отделять мух от котлет. Александр Лукашенко тогда был смертельно обижен. Так что теперь во время всякого нового обострения упоминание о котлетах — это мысленное возвращение к тому, первому отключению газа, которое п
родолжалось всего один день, и надежда на то, что вот наступит завтра и окажется, что никакого «Газпрома» не существует в природе, а газ течет сам по себе и платить за него не надо.

Поделиться: