Это решение укрепило понимание того, что политика ЕС по вовлечению Лукашенко провалилась и не привела к либерализации его автократичного режима или к реальному сотрудничеству с сообществом демократий.

Эта политика была запущена почти два года назад – в 2008 году, когда лидеры Европейского союза, в ответ на освобождение политических заключенных, признанных международным сообществом, сняли ранее наложенные санкции с ключевых фигур Минска. Лидеры стран-членов ЕС совместно с новыми пост-Лиссабонским руководством пересмотрят свою политику в отношении Беларуси осенью 2010 года, но большинство наблюдателей сомневаются, что будет восстановлена политика строгого выполнения условий в обмен на встречные шаги по отношению к белорусскому режиму.

В результате Лукашенко продолжит блефовать и извлекать прибыли из отсутствия слаженной, эффективной политики ЕС. Тем временем 10 миллионов человек, живущих в этой постсоветской стране, будут нести бремя последней диктатуры Европы и терять веру в солидарность и поддержку семьи западных демократий.

Устойчивость власти Александра Лукашенко

Конец власти 55-летнего белорусского лидера неоднократно предсказывался на протяжении всего срока его 16-летнего правления. Несмотря на усиливающуюся внутреннюю оппозицию, санкции Запада и давление со стороны вывшего покровителя и спонсора – России, Лукашенко все еще в силах контролировать свой эксцентричный режим, построенный вокруг его персоны.

Чтобы править, ему не нужна политическая партия; вмесо этого он нанял полицию, правительство и “парламент”, которые являются лишь инструментами в его руках. Спросите среднего белоруса, кто является премьер-министром страны или спикером “парламента”, и в ответ вы скорее всего получите недоумевающий взгляд.

Вопиющие изменения законодательства позволяют Лукашенко оставаться на вершине властной структуры неопределенно долгий срок и управлять социальной, экономической и политической жизнью страны посредством гигантской идеологической машины и основанной на страхе системе контроля.

Любые попытки бросить вызов его системе безжалостно пресекаются: оппонентов выгоняют с работы, избивают, сажают в тюрьмы, разрушают их репутацию, а некоторые «пропадают», как это было десять лет назад.

Этот самоуверенный «православный атеист» не боится нарушать даже традиционные моральные правила, назначив двоих своих взрослых сыновей на важные должности и позволяя шестилетнему незаконнорожденному сыну (ребенку, мать которого тщательно прячут от публики), сопровождать его при исполнении государственных функций, включая военные парады, где он одет в военную форму, как и его гордый отец, и во время международных официальных визитов (включая встречу с Папой Римским в прошлом году в Ватикане).

Одна из самых поразительных черт режима Лукашенко, это выборы проводимые в стране, не важно – местные, парламентские или президентские. Хотя выборы и проводятся, но под полным контролем и управлением президента, который создал миф и государственную идеологию, говорящие, что только он способен гарантировать стабильность, порядок, независимость и благосостояние белорусов.

Ему просто наплевать на международные стандарты в области выборов и на критику международных органов. Причудливая, практически ритуализованная избирательная система, характеризующаяся широкомасштабными манипуляциями и жульничеством, достигла той точки, что остается только удивляться, почему его вообще беспокоят выборы, пусть даже и президентские.

Они похожи на шарады, но держат государственную машину Лукашенко в постоянном напряжении, позволяют ему сохранять контроль и защищать избранные органы от критики. И так как народ слышал о выборах в соседних странах, Лукашенко, возможно, чувствует необходимость ублажить народ, имитируя свободные выборы.

Местные выборы, проведенные в апреле 2010 года, были фарсом, еще раз подтвердившим беззаконие в Беларуси. Предстоящие президентские выборы, которые должны состояться в конце этого года или в начале 2011 (в зависимости от настроения Лукашенко) уже демонстрируют известные черты – запугивание и аресты журналистов и лидеров гражданского общества, жестокие разгоны мирных демонстраций, судебное преследование и т.д. Каждый кандидат, который решает бросить вызов «отцу нации» в его игре в переизбрание, должен быть готов заплатить серьезную цену – запугивание, физическое нападение и даже тюремное заключение.

На данный момент около десяти белорусов объявили, что будут кандидатами в опасной выборной рулетке в то время, как Лукашенко готов «служить народу» на протяжении пятого срока и лелеять сына Колю до того дня, когда он сможет стать его преемником.

Сложная игра Лукашенко на международной арене

Трудно не признать, что Лукашенко является мастером манипуляции не только внутри страны, но и на международной арене. Не удивительно, что основной целью его международной политики является поддержка и продление его власти над страной.

Логика белорусской внешней политики проста: те, кто помогают Лукашенко оставаться у власти, получают от этого прибыль; те, кто не помогает, игнорируются или платят за это, не важно, являются они белорусами или иностранцами.

Лукашенко поменял свои взгляды и из жесткого критика распада Советского Союза и пропагандиста концепции объединения с Россией превратился в решительного борца за белорусскую независимость, особенно с той поры, когда он понял, что «большой брат» может и не гарантировать его долговременное будущее.

Хотя Беларусь была единственной страной, исключенной из Совета Европы (в 1997-м), из-за ее авторитарной политической системы, в экономическом и социальном отношении она была более развита, чем другие постсоветские страны, что позволяло Лукашенко сохранять популярность среди достаточно большой части населения (хотя в действительности невозможно установить, какой была поддержка).

К чести Лукашенко, он отлично понял, как приспособиться к сегодняшнему многополярному миру. Парадоксально, но он смог обратить текущие геополитические сдвиги, включая мировой экономический кризис в свою пользу, подчеркивая стабильность и безопасность в Беларуси в сравнении с другими странами. Он увидел, что ранее самоуверенный и мощный Запад сегодня занят многими проблемами, и справедливо заключил, что демократизация на востоке Европейского континента сегодня далеко не такой значимый пункт повестки дня, как прежде.

С определенной долей справедливости он заявляет, что демократические прорывы в некоторых странах постсоветского пространства не привели к процветанию или большей ясности в перспективах присоединения к европейским структурам. Он также видит, что снова ставшая напористой Россия изменилась, столкнулась со своими собственными проблемами и более не является такой «искренней и братской», как ранее.

Как крупный феодал, способный единолично предлагать выгодные сделки, Лукашенко мастерски балансирует между двумя интеграционными пространствами – ЕС и проектом воссоединения постсоветского пространства. В то же время он практически заморозил дипломатические и многие другие связи с Соединенными Штатами, которые, в отличие от ЕС, сохранили большинство своих санкций. (Фактически, администрация Обамы 8 июня объявила о продлении санкций, введенных в 2006 году). Чтобы продемонстрировать свою независимость и самоуверенность, а также компенсировать некоторые потери на европейском и российском рынках, в последние годы Лукашенко начал устанавливать контакты с далекими, но близкими по духу авторитарными режимами, особенно с теми, которые богаты энергоресурсами. Во главе этого списка Венесуэла и Иран. Он также готов исследовать возможное экономическое сотрудничество со странами Ближнего Востока и Китаем. Даже если эти страны далеки географически и культурно, белорусскому правителю нравится то, что они никогда не связывают сотрудничество с вопросам прав человека или общую историю с торговыми сделками.

Беларусь как вызов Европейскому Союзу

Нет никакого сомнения, что Беларусь является особым вызовом для тех, кто определяет политику ЕС, как на европейском, так и на национальном уровнях. Даже при всем богатом опыте Европейского Союза по демократизации и интеграции посткоммунистических наций в ЕС, Беларусь Александра Лукашенко является уникальным случаем, который проявляет долговременное сопротивление выдвигаемым Западом условиям и политике кнута и пряника.

Надежда на улучшения в поиске более эффективной политики демократизации относительно Беларуси, в частности, в уделении большего внимания мнению новых стран-членов ЕС, не осуществилась. Машина Лукашенко также смогла нейтрализовать внешнее влияния демократического развития трех соседних стран – Польши, Литвы и Латвии – а также Украины, с которой Беларусь имеет общую историю и плотные связи.

Долгая стагнация привела творцов европейской политики к спорному решению двухгодичной давности начать диалог с «последним диктатором Европы» в надежде на то, что незащищенный от давления России и экономического кризиса, Лукашенко вынужден будет дать старт процессу либерализации и открыть Беларусь для более плотного экономического и политического сотрудничества с Западом. В то же время ЕС претерпел глубокие изменения в связи с ратификацией Лиссабонского договора и внутренних финансовых пертурбаций. Новый глава европейской международной политики пытается консолидировать внешнюю политику и открыть для Европы возможность действовать в глобализированном мире и, в частности в своем ближайшем соседстве. В сентябре-октябре 2010 года лидеры ЕС рассмотрят, какой прогресс был сделан Беларусью и решат какие шаги предпринять в отношении этого своеобразного члена программы «Восточное Партнерство» в то время как в предвыборный период репрессии будут усиливаться.

Распространенные аргументы скептиков, отвергающих возможную смену «лукашизма» следующие:

1) Положение Беларуси в Европейской архитектуре. В мыслях тех, кто выступает за продолжение нынешней политики, это молодое постсоветское государство среднего размера, пусть и управляемое железным кулаком и страдающее от существенной международной изоляции демонстрирует относительные процветание и стабильность и не представляет особых угроз для ЕС или региона. Беларусь важна для ЕС как транзитный маршрут для российских энергоносителей, а также из-за государственных компаний, которые могут быть в той или иной форме приватизированы по причине несостоятельности белорусской централизованной экономической модели. Если сравнить степень интеграции Беларуси с Западом и со структурами, в которых доминирует Россия через двадцать лет после падения Берлинской стены и последующего распада Советского Союза, то картина будет достаточно ясна: Беларусь имеет очень мало связей с европейскими и трансатлантическими институтами, но является членом Содружества Независимых Государств, Организации Договора Коллективной Безопасности и ЕврАзЭС, в которых доминирует России, а также становится частью создаваемой зоны свободной торговли. Россия, безусловно, имеет больше возможностей и желания влиять на будущее Беларуси, чем Запад, как в ближайшем, так и в отдаленном будущем.

2) Трансатлантические разногласия и недостаток единства в политике. На протяжении многих лет ЕС и США имели единую позицию по отношению к белорусскому режиму – санкции и изоляция, вызванные нарушением прав человека и нехваткой политических свобод. Тем не менее, в последние два года это трансатлантическое согласие было разрушено. Хотя санкции и низкий уровень дипломатических контактов сохраняется после смены американской администрации, политика перезагрузки Соединенных Штатов в отношениях с Россией предполагает крайне осторожные действия в её ближайшем окружении. Те, кто выступают за демократию и права человека и говорят о необходимости обращать больше вниманию на эту изолированную восточно-европейскую страну, испытывают трудности в убеждении в этом нового руководства США.

С одной стороны, ЕС снизил свои стандарты, когда отказался от политики санкций и начал более интенсивный диалог с Лукашенко на политическом и экономическом уровнях, заявляя, что изоляция авторитарного режима не привела к демократическим изменениям и даже создает риск потери Беларусью суверенитета. Соответственно, ЕС подогнал свою политику к ситуации в Беларуси и не видит перспективы для изменения этой политики в ближайшем будущем. Реалисты в коридорах Брюсселя утверждают, что возвращение к политике изоляции менее вероятно чем продолжающееся вовлечение несмотря на сегодняшний уровень репрессий и нарушений прав человека в Беларуси. В свете решения США продлить санкции, позиция ЕС существенно снижает вероятность единого трансатлантического подхода к демократическим реформам в Беларуси.

Риски и Надежды

Кажется, что прагматизм и realpolitik на данный момент одерживают победу над ценностным подходом в политике ЕС по отношению к Беларуси, в то время, как силовая игра Лукашенко продолжает подрывать самоуважение Евросоюза. Он отлично осведомлен о бюрократической природе и внутренних проблемах ЕС, и не особо был напуган пост-Лиссабонскими заявлениями о том, что ЕС станет «более дееспособным, более единым и превратится в мирового стратегического игрока». Несмотря на изменения в политике в его пользу и на рукопожатия с европейскими деятелями высокого уровня, Лукашенко открыто критикует ЕС, включая его программу «Восточное партнерство», за то, что не делается еще больше; в то же время, он игнорирует дипломатические послания относительно его поведения и новой волны репрессий против СМИ и групп гражданского общества.

Если ЕС, крупнейший в мире союз, всерьез верит в свои принципы и в свой политический и экономический вес, он должен остановить эту ассиметричную игру под контролем одного человека. Он должен сделать это в тесном сотрудничестве с Соединенными Штатами. Он должен прекратить заявления о том, что у ЕС нет иной альтернативы, кроме как позволить Лукашенко кататься на европейских лыжных курортах, обеспечивать его легитимность перед запуганным народом и предоставлять ему финансовую и другую поддержку для продления его авторитарного режима. Если этой осенью лидеры ЕС смирятся с возрастающей жестокостью Лукашенко в обмен на возможность делать бизнес, это станет чем-то большим, чем моральная угроза. Если лидеры ЕС смогут сконцентрироваться на эффективном использовании своей силы вместо того, чтобы демонстрировать собственную слабость, появится отличная возможность для крупнейшего союза в мире отрегулировать свою политику и применить более эффективные подходы к своему небольшому европейскому соседу.

Период, предшествующий президентским выборам в Беларуси, в сочетании с переоценкой политики вовлечения ЕС открывает многочисленные возможности предлагает инструменты для того, чтобы установить строгую зависимость условий и их выполнения в отношении режима Лукашенко. Использует ли ЕС эту возможность?

Мы должны напомнить себе, что помогло остановить похожих авторитарных правителей в последние два десятилетия, включая казавшегося всесильным Слободана Милошевича, десятилетие поражения которого будет отпраздновано этой осенью. Во всех случаях мужественные люди, которых достала бесконечная ложь и фальсификации, получали дипломатическую, политическую, моральную, материальную и финансовую поддержку, чтобы помочь им избавиться от своих бесчестных руководителей. Во всех демократических прорывах в Центральной и Восточной Европе за последние 20 лет поражение автократов было неожиданностью для Запада. Мы должны быть готовы к тому факту, что Лукашенко также будет побежден. Беларусь и белорусы меняются. На протяжении двадцати лет Беларусь является независимой страной. Её независимость все более очевидна, и сейчас белорусы задают себе вопрос о том, в какой Беларуси они хотят жить. Лукашенко будет все труднее удерживать народ спокойным и смирившимся с тем фактом, что он ими управляет.

Оппозиция далеко не такая слабая, как кажется с первого взгляда. Лукашенко, которого до недавнего времени поддерживала Россия, просто более жестоко относился к своему окружению, чем другие диктаторы в этой части мира. Храбрость и сопротивление бесчисленных белорусов должна дать нам надежду и требует от нас воодушевления и поддержки тех, кто работает над тем, чтобы добиться либерализации Беларуси и прорвать ее самоизоляцию.

Вряд ли отстранение Лукашенко от власти произойдет через стандартный избирательный процесс. Он слишком этого боится, чтобы позволить этому произойти и проиграть. И у него есть на это причины. Неудовлетворенность его правлением внутри страны растет, а Россия теряет терпение от его высокомерного поведения. Названия общенациональных белорусских движений содержат такие слова как «свобода», «Европа» и «правда» (среди них движение «За свободу», оппозиционная группа «Европейская Беларусь» и кампания «Говори правду!»). Можно только предполагать, но судьба кыргызского товарища Лукашенко Курманбека Бакиева, которому он предоставил убежище, наводит на интересные мысли относительно будущей судьбы тех, кто злоупотребляет властью.

*Доктор Павол Демеш, директор отделения Центральной и Восточной Европы German Marshall Fund (США).

Перевод с английского – сайт charter97.org

Поделиться: