Если помните, в «ельцинские» 90-е, когда официальный Киев относился к России не лучше, а официальный Минск – и похуже нынешнего, никаких газовых войн не было. Хотя та же Украина воровала газ открыто, а экс-глава «Нафтогаза» Игорь Бакай публично признал: крупнейшие состояния страны сделаны на российском газе. И ничего, проглотили. Мало того, после Майдана Бакаю дали возможность спокойно отсидеться на Рублевке. Так почему же войны начались в «путинские» нулевые? Только из-за подорожания сырья? 

«Газовые войны начались, когда у «Газпрома» появился избыток трубопроводной мощности, — делится наблюдением управляющий директор East European Gas Analysis Михаил Корчемкин. – Рубежом стал 2001 год, когда вошел в строй трубопровод Ямал-Европа». Но газовые аппетиты Евросоюза росли не так быстро. В результате количество газа в трубах стало меньше их общей пропускной способности. Так «Газпром» получил возможность наращивать поток в белорусской трубе за счет украинской — и наоборот.

Не воспользоваться таким рычагом было просто глупо. Первым объектом его применения стала Беларусь. Делиться «Белтрансгазом», «Белнефтехимом» и калийными удобрениями Лукашенко не хотел, вступать в состав РФ «семью областями» тоже. Зимой 2004 года Беларуси перекрыли газ. Беларусь деньги тогда отдала.

С Украиной вышло так: зимой 2005-2006 гг. Ющенко и Тимошенко решили в одностороннем порядке поменять газовых посредников. В ответ Москва демонстративно закрыла вентиль. На переговоры в Москву глава «Нафтогаза» Ивченко полетел с переводчиком, ибо изъясняться на русском языке этот пламенный патриот не хотел. Его не поняли. В итоге Тимошенко уступила премьерское кресло Януковичу, который тут же вернул все назад.

В 2008-м Юля вернулась и снова погнала с рынка RosUkrEnergo. На этот раз в дело вмешались американцы и нашли в оффшорах массу интересного. Из тени айсбергом выплыло гигантское состояние Фирташа, некто Могилевич и рикошетом — брат Ющенко Петр. Канализацию прорвало под лозунгом: «Даешь прямой договор с «Газпромом!». Хорошо, сказали там, и выкатили газ по $330. А когда в Киеве отказались, привычно завинтили кран. В результате зимой 2009-го было подписано соглашение Тимошенко-Путин, которое в Киеве иначе как «кабальным» не зовут.

И вот снова Беларусь. На этот раз Лукашенко игнорирует ОДКБ, тормозит Таможенный союз и вдобавок принял Бакиева, устроившего, как считают в Москве, пожар в Киргизии. «Клубок проблем в российско-белорусских отношениях стал настолько большим, что россияне, скорее всего, проведут показательную порку, — считает известный эксперт по энергетике из Киева Владимир Сапрыкин. — Учитывая, что сейчас лето, пострадают от новой газовой войны, в первую очередь, белорусские предприятия».

Свобода маневра у «Газпрома» по-прежнему есть: из-за кризиса спрос на газ в Европе упал. По подсчетам Михаила Корчемкина, в 2009 году при общей мощности транзитных газопроводов в 200 млрд кубов Россия прокачала по ним 140 млрд. Но это не мешает ей двигать Северный и Южный поток в обход Украины и Беларуси. Если их построят, общая мощность труб достигнет уже 318 млрд кубов. А каким будет спрос в Европе — неизвестно: до конца кризиса далеко. К тому же в ЕС хлынул сжиженный газ Ближнего востока, вытесненный с рынка США сланцевым газом.

Все это грозит оставить новые трубы невостребованными. Но бросить их пустыми «Газпром» не может: его западные партнеры вкладываются в проекты под гарантии заполнения русским газом. Что делать? Выход один – перебрасывать в Северный и Южный потоки транзитный газ из ГТС Украины. И Беларуси.

Сегодня события развиваются в очень невыгодном для них направлении. Неслучайно украинский премьер уговаривает Москву отказаться от Южного потока, а глава Минтопэнерго открыто торпедирует в Европе этот проект.

Но пока «потоки» не дали газовым генералам Москвы с легким сердцем отпарвить Украину и Беларусь в НАТО, они, скрепя сердце, вынуждены ссориться с соседями строго по очереди. Хочешь поругаться с Беларусью – мирись с хозяевами альтернативной трубы в Киеве, и наоборот.

Видимо, это мы и наблюдаем в последние годы: Киев и Минск качаются на «русских качелях». После Харьковских соглашений многим даже показалось, что Беларусь перехватила от Украины эстафетную палочку. Но нет ничего вечного, все еще не раз изменится. А пока часы газовой дипломатии выводят свою незатейливую песенку: друг-враг, друг-враг, друг-враг…