Петр Кузнецов родился в Гомеле в 1981 году. В юные годы успел стать лауреатом республиканских конкурсов исполнителей на народных инструментах. Жил в неполной семье (мать воспитывала двух детей), финасовое положение которой было непростым. Поэтому, как он рассказывает, был вынужден бросить учебу на историческом факультете в Гомельском государственном университете имени Франциска Скорины. До прихода в политику (2004 год) трудился рабочим в пищевой отрасли и заместителем директора автошколы.

Петр Кузнецов: «Сыновьям президента придется несладко»

– Читал статью, в которой вы подводили итоги прошлого года. Там, в частности, было написано: «Оппозиции больше нет в стране, и это уже очень многим стало очевидно»… 

– Я придерживаюсь четкого мнения, что сейчас оппозицию нужно строить заново. Она, к сожалению, утратила все рычаги влияния на общество.

– Так что вы предлагаете?

– Повышать качество менеджмента. В оппозиционных структурах должна произойти профессионализация. Скажем, в 2006 году Сергей Калякин был руководителем избирательного штаба единого кандидата Милинкевича. Но Сергей Калякин – публичный политик, он никакого отношения к политтехнологиями не имеет!

Нужно вводить в оппозиционные структуры, в том числе на лидирующие позиции, новых людей. Нельзя давить все новое. Когда в БНФ появилась новая поросль, то это привело к войне – старые пытались не допустить новых.

Нужно формировать структуры, которые будут опираться на сотрудничество с общественными организациями – они живут проблемами конкретных целевых групп, но нуждаются в политическом лобби.

Необходимо создавать средства массовой информации, плотно сотрудничать с независимыми СМИ.

– А что сделали в оппозиции вы?

– Самым главным достижением я считаю создание с нуля, практически без чьей-либо помощи, новой дееспособной структуры – инициативы «Гомельский демократический форум».

Обычно при создании новых организаций, партий в них приходят люди, которые уже состояли в других оппозиционных структурах. Мы же привлекаем новых людей.

«Гомельский демократический форум» занимается поддержкой общественных инициатив, молодежными программами, просветительской работой.

Могу также добавить, что непосредственно мною созданы два средства массовой информации: бюллетень «Гомельский форум» и сайт «Сильные новости».

Еще я стал автором первой в Беларуси интерактивной правозащитной энциклопедии. Уникальный мультимедийный сборник документов, фильмов, лекций, касающихся прав человека, распространяется на СD среди студентов-юристов, целевых групп.

– Вы сказали, что привлекаете в свои структуры новых людей. А откуда эти люди?

– Некоторые выходили на нас после ознакомления с нашими печатными материалами. А вот, например, Дмитрий Степанец, который был кандидатом на местных выборах от движения «За свободу», пришел к нам через интернет-сайт – он очень долго комментировал новости, и мы решили его найти.

У каждого своя индивидуальная история. Если не сидеть на месте, а быть заинтересованным в том, чтобы что-то начинало двигаться, то оно будет двигаться. А если сидеть и хныкать, что выборов нет, то ничего не получится. Потому что под «наблюдение» за выборами никто к вам не придет.

– А вы имеете влияние на то, что происходит в Гомеле?

– Думаю, никто в регионах Беларуси не может похвастаться отлаженными механизмами влияния на события в городе и действия властей. Дело в том, что наша власть в определенном смысле «отмороженная». (Как говорится, у кого что болит, тот о том и говорит – если они оппозицию называют «отморозками», значит, они этим и страдают.)

Власти скорее сделают хуже, чем покажут, что способны прислушаться к мнению другой стороны. Они не реагируют ни на просьбы, ни на заявления, ни на требования, ни на ультиматумы. Т.е. прямых путей сотрудничества с властями даже по локальной тематике у нас нет.

Единственное исключение – в конце прошлого года удалось провести совместный круглый стол представителей НГО и местных властей по вопросу соблюдения прав ребенка. Но властям это было надо только потому, что на этот круглый стол приехал человек из ООН, которая финансирует программу по возрождению чернобыльских регионов.

Влиять на действия властей мы можем лишь косвенно. К примеру, через публикации в наших СМИ мы добились открытия круглосуточного магазина и запуска горячей воды в квартире у жителя города, который один с этой проблемой справиться не смог.

Вообще нужно отметить, что ситуация с отношениями между оппозицией и властями у нас значительно хуже, чем в других областях, к примеру, в Могилевской. Пресс здесь сильнее.

Петр Кузнецов: «Сыновьям президента придется несладко»

– Что интересного почерпнули, общаясь с народом во время предвыборной кампании активистов движения «За свободу»?

– Ходит байка, согласно которой гадалка нагадала Лукашенко, что здесь будет его могила. Поэтому он вроде Гомельскую область сильно не любит.

Вообще в это можно поверить. Посмотрите хотя бы на это – если взять все даты избрания Александра Григорьевича президентом, то окажется, что сумма их цифр крутятся вокруг числа 21. Вспомните: 10.07.94 – 1+7+9+4=21, 09.09.2001 – 9+9+2+1=21 и 19.03.2006 – 1+9+3+2+6=21.

– За решение каких проблем вы бы взялись, будь у власти?

– У нас много проблем… Во-первых, отсутствие системы госуправления…

– ?!

– Да, она отсутствует, потому что персонализированная система – это не есть система госуправления, это система удержания власти. Если завтра Лукашенко уйдет, апарат будет парализован надолго. Вся система выстроена так, чтобы ему подчиняться. На местах решают не локальные проблемы, а те, что им спустили сверху.

Это грандиозная проблема. Меня удивляет недальновидность Александра Григорьевича: он мог бы подумать, что если даже он хочет оставить своему сыну страну (какому угодно), то эта система его не примет – система заточена под него лично. Когда он уйдет, в стране начнется война между кланами.

– Как в руководстве СССР после смерти Сталина?

– Да, но тогда хоть существовала компартия, которая была коллегиальным органом и регулировала конфликты. Здесь же не будет ничего. МВД, КГБ, госконтроль, погранкомитет начнут грызться. Сыновьям президента придется несладко. На месте Лукашенко я бы об этом подумал.

– Каковы ваши планы на будущее?

– У меня есть обязательство перед собой: никуда не уезжать, пока в стране ничего не изменится. У меня была возможность во время «оранжевой революции» остаться в Киеве и работать там в одной из многочисленных политических структур, была возможность по примеру брата уехать жить в Санкт-Петербург. Но у нас слишком уж много людей уезжает, слишком много уходит.