Минск пробовал забросить удочку в богатый нефтью азербайджанский участок Каспийского моря еще в октябре 2006 года, когда Ильхам Алиев впервые посещал Минск с официальным визитом.

В мае 2007-го, когда уже белорусский президент открывал для себя Азербайджан, тема сотрудничества в нефтяной сфере обсуждалась более живо. Минск предлагал Баку сразу несколько вариантов такой взаимовыгодной дружбы — рассматривался вариант трубопроводных поставок с задействованием нефтепровода «Одесса-Броды»; поставки нефти азербайджанскими компаниями для переработки на белорусских НПЗ; самостоятельная либо на паритетных основах добыча Беларусью нефти в Азербайджане.

В ноябре 2009 года Алиев вновь приезжал в Беларусь, и тема нефтяного сотрудничества опять была одной из приоритетных.  

Впрочем, ни один из этих переговорных раундов к каким-либо практическим договоренностям не привел. Каждый раз Ильхам Алиев дипломатично маскировал читавшееся нежелание официального Баку вступать в проект, который интересен лишь одной стороне. Президент Азербайджана тактично напирал на необходимость искать в предложенных вариантах сотрудничества коммерческий интерес для обеих сторон.

Но на тот момент этого интереса фактически не было, так как все варианты доставки азербайджанской нефти в Беларусь были (и остаются) сопряжены со значительными транспортными затратами. К тому же, Азербайджан, в отличие от России, нефтью по политическим ценам не торгует, что для официального Минска также не добавляло привлекательности каспийскому черному золоту.

Нефтяной интерес Беларуси к Азербайджану эксперты ставили в один ряд со схожими попытками Минска найти альтернативу российской нефти в еще более далеких Иране и Венесуэле. Точнее, дать понять Москве, что такая альтернатива в принципе вероятна. Впрочем, два-три года назад эти намеки можно было расценивать лишь как игру на упреждение, так как российская нефть шла в Беларусь на очень выгодных для Минска условиях.

Нынче ситуация изменилась кардинально. Введением пошлины Россия прикрыла доходный нефтебизнес белорусских властей, что серьезно отразилось на положении нефтехимической отрасли и вынудило официальный Минск назло Москве возить нефть чайными ложками из Венесуэлы.

Нынешний визит Лукашенко в Азербайджан эксперты также рассматривают, как попытку удвоить короткий список альтернативных поставщиков нефти в Беларусь и, вероятно, подыскать замену России в качестве транзитера нефти через нашу территорию.

«Поездка в Азербайджан станет надуванием щек», — накануне визита говорил президент российского Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. По его мнению, «реальных объемов Лукашенко там не получит», так как у Азербайджана сегодня нет столько свободной нефти, чтобы закрыть потребности Беларуси.

Вместе с тем, Баку планирует наращивать объемы добычи нефти и, соответственно, объемы ее продаж. По словам главы МИД Азербайджана Эльмара Мамедъярова, для нефтедобывающей отрасли его страны перспективным выглядит выход на прибалтийские порты.

«Для нас белорусский рынок энергоносителей очень интересен. В нашей политике мы постоянно выступаем за диверсификацию энергетических партнеров. Когда мы вышли со своим нефтепроводом Баку-Тбилиси-Джейхан на Средиземное море, это был первый этап осуществления наших энергетических возможностей. Сначала мы выходили на Черное море, потом вышли на Средиземное. Сейчас в этом контексте есть много интересных проектов по выходу на Балтийское море, — сказал Эльмар Мамедъяров 3 июня в интервью Первому телеканалу. — Есть много возможностей, как это осуществить. Естественно, Беларусь, которая находится посередине маршрута между Черным и Балтийским морями, для нас представляет интерес».

Однако и здесь решение вопроса упирается в его экономическую целесообразность. «Этот вопрос в первую очередь необходимо еще рассматривать и с точки зрения коммерции», — отметил Мамедъяров.

Возможность доставки каспийской нефти в Прибалтику через Беларусь по трубопроводам существует, однако сопряжена с достаточно большими экономическими затратами по строительству перемычек и изменению режима прокачки нефтепровода «Одесса-Броды».

Но если финансовая сторона вопроса, учитывая его потенциальную экономическую выгодность, может быть решена достаточно быстро, то политическая составляющая проекта представляется гораздо более сложной проблемой, так как требует увязать интересы не только Беларуси и Азербайджана, но и Украины, Литвы и Росс
ии.

И в данном случае российский фактор может сыграть ключевую и отрицательную для Беларуси роль.

Во-первых, именно российская нефть сейчас транспортируется по белорусскому участку нефтепровода «Дружба» и по украинской трубе «Одесса-Броды». И до тех пор, пока России эти каналы будут необходимы, она, думается, найдет способ не отдавать их альтернативным поставщикам. Во-вторых, сегодня, как впрочем и три года назад, официальный Минск не может предложить Азербайджану что-то такое, ради чего Баку рискнет ввязаться в проект с политическим душком и перспективой вызвать большое недовольство Москвы. Алиев — не Чавес, и третьим игроком в «боевую команду» не пойдет.