Но все равно: нынешний богатый ассортимент потенциальных соперников Александра Лукашенко угрюмые аналитики чаще всего оценивают как обойму холостых. 

Беспартийного Алеся Михалевича и сопредседателя оргкомитета Белорусской христианской демократии Виталия Римашевского, отдавая дань их амбициям и хватке, считают слишком молодыми. Да и сами они, надо думать, лишь столбят участки на перспективу.

Соперники Лукашенко: обойма холостых?

Ярослав Романчук

Уже упомянутого Ярослава Романчука от ОГП — равно как и Рыгора Костусева от Партии БНФ, Юрия Глушакова от «Зеленых», кое-кого еще — эксперты называют техническими фигурами. Партии разменяют их в ходе каких-то комбинаций. Лидера ЛДП Сергея Гайдукевича оппозиция своим и вовсе не считает.

Что касается самовыдвиженца Валерия Фролова, то его звездный час пришелся на годы депутатства. К тому же в глазах значительной части оппозиции генерал перечеркнул себя откровениями насчет пророссийской ориентации.

Еще один отставной генерал, только милицейский, он же ветеран социал-демократии Мечеслав Гриб в плане белорусскости сдаст нормативы без проблем. Но вот почтенный по меркам белорусской политики возраст к числу козырей не отнесешь.

Пик политических возможностей Андрея Санникова также позади, считает ряд аналитиков. Звук эффектного хлопанья дверью МИДа — он ушел с должности замминистра в знак протеста против референдума 1996 года, надолго поссорившего Лукашенко с Западом, — этот звук давно растаял. К тому же у Санникова нет сильных структур, подчеркивают обозреватели.

Соперники Лукашенко: обойма холостых?

Николай Статкевич

Это же говорят про Николая Статкевича — отставного подполковника с репутацией уличного бойца и опытом политзаключенного. Его социал-демократическая партия (старая шутка: в Беларуси эсдеки размножаются делением) долгое время висит в воздухе в виде оргкомитета.

Пока в тени, но потенциально в обойме и такие фигуры, как профсоюзный лидер Александр Ярошук, председатель партии «Справедливый мир» Сергей Калякин и его соратник Валерий Ухналев, бывший лидер ПБНФ Лявон Борщевский… Тут автор ставит многоточие и заранее извиняется, если кого забыл: претенденты ныне растут как грибы.

Соперники Лукашенко: обойма холостых?

Александр Козулин

Да, в тени остается также герой и мученик минувшей президентской кампании Александр Козулин. Его выпустили из тюрьмы под давлением Запада, и прежде всего Штатов. Даже Лукашенко признал: молодцы, мол, янки, своих не сдают! Хотя вообще-то многие считали Козулина фигурой, которую поддерживают с востока.

Ныне же экс-кандидат, во-первых, тоже без партии (его тихо «подвинули» во время отсидки, когда немудрено было «утратить связь с организацией»). Во-вторых, толком не понятно, снята ли судимость. Вроде как в суде сказали: да, но слово к делу не пришьешь, а бумаги нет. Так что могут срезать как пить дать на формальном основании.

Соперники Лукашенко: обойма холостых?

Александр Милинкевич

Тогда, в 2006-м, максимум голосов среди соперников Лукашенко собрал Александр Милинкевич — 6,1% по официальной версии и около 19% по данным независимой социологической службы — НИСЭПИ.

Плюсы Милинкевича — ресурс движения «За свободу» и контакты на Западе. Недавно вот из Вашингтона прилетел. И поныне он самый рейтинговый среди оппозиционных лидеров. Однако его показатель, по мартовским данным той же службы, на порядок ниже, чем у действующего главы государства: 4,7% против 42,7%.

Конечно, рейтинги в авторитарной стране, где власть господствует в медиасфере и вытеснила конкурентов из системной политики, — понятие весьма условное. Но факт то, что революционной ситуации (помните: верхи не могут, низы не хотят и все такое) сегодня в Беларуси нет.

Ряд наблюдателей замечает также: лишь треть белорусов разделяют тот евроэнтузиазм, на котором зиждется программа Милинкевича.

Да, но какие лозунги в принципе могут сработать? Чем задеть нерв народа?

Не дают ответа оппозиционные стратеги.

И потому сегодня трудно представить, как любой из вероятных соперников Лукашенко за считанные месяцы сможет завладеть настроем масс настолько, чтобы, как твердят те же стратеги, отстоять истинные результаты голосования на улице.

Во-первых, надо победить чисто арифметически, во-вторых — психологически. Уровень страха велик, и даже те, кто власть не жалует, предпочитают ругаться на кухне да в интернете. Впрочем, и последнее становится рискованным в свете нашумевшего указа № 60.

Хотя мандражирует и власть. Верхушку сразу колбасит, когда начинают играть не по ее правилам. И особенно если проявляется российский след — истинный или мнимый. И тем более после падения Курманбека Бакиева, которого демонстративно приютил Лукашенко.

В Минске видят за киргизскими событиями руку Москвы. И такой способ разборок с недоговороспособными президентами на постсовке, сами понимаете, категорически не устраивает белорусского официального лидера.

И вы видели, как по сумме факторов мандража власть крайне нервно отреагировала на старт загадочной кампании «Говори правду».

Вынесем за скобки дискуссию о том, кто заказывает музыку. Подчеркнем три вещи: ресурсы, креатив и прямой выход на массу с артикуляцией тезисов, в которые въезжает каждый. Этим кампания сразу выделилась на фоне той титульной оппозиции, которую власть давно знает как облупленную, нашпиговала своими людьми и, по сути, вогнала в русло игры по своему сценарию.

Впрочем, особо глубоко копающие аналитики замечают: а вдруг и сама пирамида власти не настолько монолитна, чтобы какая-то ее часть не захотела поиграть в говорение правды?

Соперники Лукашенко: обойма холостых?

Владимир Некляев

Короче, интрига вокруг кампании и ее лидера поэта Владимира Некляева закрутилась нешуточная. Сам он, хоть по паспорту и пенсионер, статен, крепок телом и духом, умеет примагничивать толпу — короче, имидж и харизма налицо. Да и не холостой, кстати, если брать, по крайней мере, буквальный смысл. Причем жена, как вынюхала пресса, моложе его же старшей дочери. Что сразу прибавляет очков в глазах немалой части электората: мужик!

Да, и насчет раскрутки: любому забулдыге достаточно сказать, что это тот самый, который написал слова шлягера «Гуляць дык гуляць!».

Но не факт, что пойдет именно он. Возможно, тут какой-то вариант китайской шкатулки.

Само обилие претендентов (один из которых страшно обиделся на выражение «кандидатский кастинг»), с одной стороны, вроде как симптом положительный. Жива еще оппозиция, которую разве что дустом не пробовали!

С другой стороны, она наступает на старые грабли. Дико опаздывает с выработкой стратегии и определением единого кандидата. Возможно, уже опоздала.

Тут ведь вот какая штука. Даже аналитики уже запутались в этом предвыборном бедламе. Обычный же гражданин при таком разброде, не вникая в детали, смачно плюет: между собой разобраться не можете, а туда же — страной рулить!

Зато секретарь Центральной комиссии по выборам Николай Лозовик приветствовал обилие партийных выдвиженцев. Думаю, наверху этому искренне рады. Единого кандидата глушить чревато: а что тогда Западу показывать? Из богатого же ассортимента претендентов будут выбирать наиболее удобный гарнир, чтобы и заграница стрескала очередное электоральное блюдо.

Впрочем, даже на обычной кухне бывают взрывы бытового газа. Что уж говорить о политической кухне в период выборов, когда даже дремотный обыватель осознает простую истину: власть, оказывается, положено периодически менять.

А тут еще два потенциальных форс-мажора: экономика и Россия.

Короче, даже в стране, где все схвачено, каша может завариться совсем не по тому рецепту, что апробирован в главном кабинете. Так что не будем торопиться с окончательным выводом насчет обоймы холостых.

Поделиться: