Как признал в среду глава ФТС России Андрей Бельянинов, рисков, связанных с созданием Таможенного союза, достаточно, и поэтому Таможенный союз Беларуси, России и Казахстана может заработать с 1 июля только с изъятиями “по особо чувствительным вопросам”. К их числу он отнес споры по поводу таможенной очистки таких грузов, как автомобили и энергоносители. При этом чиновник выразил надежду, что по этим позициям “компромиссы возможны”. 

Аналогично высказался и Председатель Государственного таможенного комитета (ГТК) Беларуси Александр Шпилевский, подтвердивший наличие списка изъятий.

Регулирование ввоза автомобилей и авиатехники остается больным вопросом для России, ввоз товаров физическими лицами для собственных нужд – для Казахстана. И, например, только в список изъятий между Россией и Казахстаном входит 409 товаров, на которые не распространяются правила администрирования.

Бельянинов не исключил, что если не удастся договориться, в частности, по ввозу автомобилей из Беларуси, возможно, останутся пункты пропуска с этим государством, которые оставлять только ради автомобилей “не хотелось бы”. По его словам, речь идет о завозе нескольких десятков тысяч автомобилей в Беларусь физическими лицами, которые ждут 1 июля с тем, чтобы поставить их в Россию без уплаты пошлин. Кроме того, отметил Бельянинов, обсуждается вопрос продажи инвесторам Минского автозавода, который выпускает грузовые автомобили. В случае, например, покупки этого актива китайскими инвесторами, полагает Бельянинов, может быть нанесен урон российским производителям грузовых автомобилей.

Напомним, Таможенный союз Беларуси, России и Казахстана формально начал действовать с 1 января этого года, но фактически в полноценном режиме не начал функционировать до сих пор: во-первых, основной регулирующий документ – Таможенный кодекс союза – вступит в силу только 1 июля, а во-вторых, страны-участницы не могут договориться друг с другом по наиболее чувствительным для них вопросам.

В настоящее время стороны ведут консультации на уровне рабочих групп, но представители всех трех государств признают, что до 1 июля договориться не удастся. Владимир Путин после переговоров с премьерами Беларуси и Казахстана на прошлой неделе в Санкт-Петербурге признал, что с 1 июля союз не заработает в полную силу.

Например, по словам Александр Шпилевского, в вопросе о таможенных пошлинах на ввоз автомобилей для физических лиц “мяч на стороне России”. И это только один пример из списка ключевых проблем. Возможно это и так, но пока российские представители не выражали желания проявить добрую волю и пойти в автомобильном вопросе на уступки.

Но эти разногласия превосходит по масштабам российско-белорусский спор по поводу пошлин, которые Москва намерена оставить на ту нефть и нефтепродукты, которые ввозятся в Беларусь сверх выделенного ей лимита.

Так, президент Беларуси Александр Лукашенко настаивает на незаконности нефтяных пошлин и ранее даже пригрозил выходом из Таможенного союза. Правда, буквально на днях белорусский президент развернулся на 180 градусов и заявил, что его страна никогда не выйдет из Таможенного союза.

Впрочем, председатель правления Национального банка Республики Беларусь в 1991-1995 годах Станислав Богданкевич в комментарии BFM.ru подтвердил, что правота в определенной степени находится на стороне президента Беларуси, который настаивает на выполнении подписанных соглашений и ликвидации таможенных барьеров внутри стран Таможенного союза. С другой стороны, он “понимает нежелание российских властей упустить миллиарды долларов”. “Если мы будет получать нефть по внутрироссийским ценам, то начнем зарабатывать миллиарды долларов. Но непонятно, о чем думало российское руководство, когда подписывало такие соглашения? Разве у России мало внутренних проблем, учитывая уровень жизни и разруху в регионах?”, – говорит Станислав Богданкевич.

Что касается ближайших экономических последствий от функционирования союза, то, как признал Бельянинов, они грозят элементарным неисполнения плана по сбору налогов. По его словам, план по сборам на 2010 для ФТС – 3,6 трлн рублей, но на 26 мая российская таможня собрала лишь 1,5 трлн.

Кстати, по мнению Бельянинова, многие вопросы можно было бы снять, если бы удалось договориться о единой расчетной единице – она бы сняла большую часть проблем, связанных с зачислением пошлин в бюджеты. “Я имею в виду рубль”, – пояснил он. Идея эт
а не нова и буквально пару месяцев назад о желательности введения единой валюты говорил и Владимир Путин.

Однако очевидно, что вопрос единой валюты, которая действительно могла бы наподобие евро в ЕС стать определенной скрепой экономик трех государств, не стоит в повестке дня. В значительной степени это объясняется недостаточным стремлением трех государств к такой интеграции, которая могла бы ограничить формирующийся национальный суверенитет их властных элит.

Впрочем, Станислав Богданкевич полагает, что, по крайней мере, таможенные проблемы между странами-участницами союза будут в течение ряда лет преодолены. “Со временем все это решится и это не такие разногласия, которые приведут к развалу союза. Я всегда выступал за создание режима свободной торговли между Россией и Беларусью, а Таможенный союз во многом и есть такой режим. Другое дело, что сначала нужно было договориться по тем позициям, где нет противоречий и постепенно договариваться по спорным моментам”, – сказал белорусский эксперт.

По его мнению, Беларуси стратегически важно с экономической точки зрения поддерживать самые тесные и близкие отношения с Россией, принимая во внимание объем российского рынка сбыта. А России это выгодно политически, и Беларусь ей нужна как союзник, учитывая такие вопросы, как охрана общих границ и безопасность государства.

“У России не так уж и много союзников. В том числе потому, что она не слишком демократическая, а уровень жизни ее населения не высок. Но она предпочитает проводить политику, которую бы я назвал империалистической, вместо того, чтобы сначала поднять уровень жизни своего населения, а потом объединяться с другими государствами”, – заключил Станислав Богданкевич.

BFM.Ru 

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»