Наш король голый. Для него опасны неподконтрольные СМИ, для него опасны независимые социологи, для него страшна любая несанкционированная общественная инициатива. Он так долго пугал всех, что теперь тем более очевидно: он сам страшно испугался. То, что происходит – обыски по всей стране, даже не мотивированные формально чем-либо пристойным, — это судороги ужаса перед будущим. 

Причем, особый колорит ситуации придают одновременные заявления представителей официальных властей о том, что они будут расширять контакты с Европой. Заявления, прозвучавшие, как раз в день, массовых погромов интернет-сайтов, общественных инициатив, активистов, политиков, социологов…

Если не знать, в какой стране живешь, то может привидеться, что в окружении Лукашенко окопались “вражьи агенты”, которые делают все возможное и невозможное для того, чтобы не допустить нормализации отношений белорусского правителя с цивилизованым миром. Действительно, нормальному человеку происходящее может показаться слишком вызывающим, демонстративно наглым, театральным, нарочитым. У нас ведь есть закон об оперативно-розыскной деятельности, в соответствии с которым спецслужбы могут войти в любой офис, в любую квартиру и тихо, без шума осмотреть там все, что угодно, — и компьютеры, и бумажки. Но нет, они врываются в бронежилетах, в масках, чтобы это было как можно эффектнее, как можно заметнее.

Или еще более вопиющий пример – приведение в исполнение двух смертных приговоров в то время, когда даже структуры ООН просили официальный Минск повременить с расстрелами, поскольку еще даже не закончена официальная процедура обжалования приговоров. Но нет, кому-то очень надо было сэкономить на миске жидкой арестантской каши. Или просто пострелять. Но так пострелять, чтобы рикошетом пошло по всем международным организациям и даже тем западным политикам, которые вопреки здравому смыслу питали некие иллюзии относительно перевоспитания белорусского правителя.

И все-таки большая ошибка считать, что на такие вызывающие шаги Лукашенко провоцирует некто. Наша государственная политика была есть и остается зависимой от одного человека. От его страхов и его комплексов, от его болезней и его настроения, от его языка и его ума. Ему сейчас очень страшно. И отсюда все эти предвыборные спектакли в бронежилетах.

Потому что можно запретить говорить правду кампании “Говори правду!”, можно мифическому и неизвестному движению “Вперед!” дать команду “Назад!”, можно у Калинкиной, Халип, Радиной, Коктыш и иже с ними забрать все компьютеры, ручки, бумагу… Но нельзя закрыть людям глаза, рты, поменять им головы. Проблема не в конкретных персоналиях и даже не в анонимном интернете. Потому что когда обычные обыватели видят пятилетнего мальчишку в военной форме, которому отдают честь генералы, они без чьей-либо подсказки понимают, кто ими правит. Когда аполитичные зеваки впадают в шок от вида Царского села в Дроздах, они уже сами додумываются, почему у государства хронически не хватает средств на нормальные пенсии и пособия. Наконец, когда они приходят на выборы, чтобы сказать “Нет! Так не должно быть! Так не может быть в цивилизованной стране!”, а им после этого по всем каналам известное лицо вещает: “Меня избрал народ” — они уже сами сообразят, кто этот народ и в каких структурах он работает.

В обществе еще нет веры, что ситуацию можно изменить, но уже есть понимание, что менять надо. И Лукашенко это знает, и его окружение это знает, и его спецслужбы это знают. Потому, не понимая, как повернуть историю вспять, безумцы при должностях остервенело лупят по зеркалу.
Tags: реалии

Поделиться: