Ветеран рассказал о подробностях участия в телепередаче.

— Василий Алексеевич, как вы попали на «Поле чудес»?

— В год 65-летнего юбилея Победы Якубович решил собрать из разных уголков СССР на игру бывших сыновей полка, юных партизан и других ветеранов, участвовавших в войне в детском возрасте. Ну а поскольку я — председатель комиссии юных участников войны Республиканского совета ветеранов Беларуси, выбор пал на меня.

— Правда ли, что даже самому бесстрашному человеку на таком шоу становится не по себе?

— Абсолютная правда: с одной стороны, кажется, что не волнуешься, но как только становишься за стол, забываешь все буквы алфавита! Волновались все настолько, что никто даже не притронулся к фруктам, которые для нас разложили на барабане. Дело, во-первых, в важности самой даты, к которой приурочена игра. А во-вторых, каждый приехал представлять свою республику и боялся ударить в грязь лицом.

— Раз это так волнительно, изначально не было мысли не испытывать судьбу и себя на прочность, а отказаться от участия?

— Не думаю, что кто-нибудь бы отказался от такого! В Беларуси детей-участников войны было около 25 тысяч. И мне, как начальнику штаба Батальона белорусских орлят, грех было не воспользоваться возможностью представить свой батальон, передать привет от белорусских орлят всем остальным ветеранам.

— Значит, вашей целью было именно участие, а не победа?

— Главной целью было — выступить так, чтобы за республику не было стыдно. Помню, пришел в Совет ветеранов, и у меня там спрашивают, готовлюсь ли я — ведь это же серьезная игра, сложные вопросы, для которых всю историю нужно перелопатить. Я тогда ответил, что все равно за пару дней это все не одолею, лучше не буду напрягаться, чтобы не забыть то, что знаю…

— Что больше всего поразило в Останкино?

— Поразительно все — от телестудии до ведущего передачи. В Останкино все восхищает — все большое, столько студий, подъездов, входов, строгая пропускная система. А вот студия «Поле чудес», казавшаяся такой большой по телевизору, оказалась куда компактнее: маленькая трибунка, небольшой зал, невысокие ступеньки. А Якубович оказался в жизни таким же хохмачем, как и на экране! Однако он нас старался успокоить, говорил: «Ребята, вы же прошли войну, вы ничего не боялись, потому расслабьтесь, настройтесь на добрый лад, забудьте все ваши тревоги и заботы, ведите себя раскованно». Было приятно, как с нами обращались: встретили на вокзале, отвезли в студию, там угощали, готовили к передаче. Но лучше всего, конечно, было собраться такой большой компанией сыновей полка — мы обнимались, общались, делились воспоминаниями…

— На «Поле чудес» есть традиция делать подарки ведущему шоу. Что вы привезли из Минска?

— От своей (а я ведь еще и председатель тренерского совета Белорусской федерации волейбола) волейбольной команды «Строитель», как знак того, что мы принимаем его в волейболисты, подарил Якубовичу командные трусы и футболку с его фамилией. Мы еще пошутили, что майку-то он примерил, а вот трусы уже после передачи наденет. От Батальона белорусских орлят подарил книгу с рассказами о наших подвигах. А от себя лично — штофик «Беловежской», сказав, что именно она разрушила в Вискулях Советский союз.

— Что вам все же помогло выиграть?

— В процессе игры я получил приз — принесли три коробки с бытовой техникой: с телевизором, ноутбуком и даже стиральной машиной. И когда у меня спросили, готов ли я рискнуть и поучаствовать в суперфинале, то даже подумал: «А елки зеленые, стоит ли мне терять все это ради шанса выиграть машину?» Но Якубович не сдавался — по-доброму меня подбивал пойти дальше, тряся ключиками от машины. Тут еще и моя внучка с трибуны мне активно кивала — мол, продолжай-продолжай. Потому, будучи в хорошем настроении, все же решился.

А угадать само слово, которое было ответом на вопрос «Как по-другому, называли на войне женщин-снайперов?», мне помогло то, что я еще на фронте что-то такое слышал. И когда — совершенно случайно — открыл все четыре буквы, то понял — «стеклышко», их называли стеклышками…

— Что будете делать с призами?

— Выигранный ноутбук уже подарил внучке. Может быть, еще ей оставлю что-то из бытовой техники, хотя мне и самому многое нужно. А машину — «Шевроле-ЗАЗ» совместной сборка американцев и русских — оставлю себе. Если все будет в порядке с растаможкой и оформлением, то, надеюсь, скоро сяду за руль. Я все время ездил на дешевых, битых и подержанных машинах. Так что хотя бы в конце жизни хотел бы поездить на своей новой и хорошей машине.

— Вас так чудесно принимали в Москве, надарили кучу подарков. А в Беларуси достаточно, по-вашему, заботятся о ветеранах?

— Например, у меня пенсия 900 тысяч рублей. Не бог весть что, но хватает. В Беларуси есть общественные объединения, от которых мы получаем цветы и символические подарки. Это, конечно, не машины и компьютеры, но и сетовать на невнимание я бы не стал. Завтра вот иду на прием к президенту, где мне вручат грамоту. Вчера был на примере в Министерстве обороны, где рассказывал об орлятах. Там же, кстати, со стороны моего украинского соратника прозвучало такое предложение — в каждой стране бывшего СССР должны поставить памятники юным героям войны. Это лучшая награда…

Белорусский ветеран подарил Якубовичу футболку и трусы

— Сейчас все горазды играть в различные шоу, а вот с подвигами туго. Как думаете, нынешнее юное поколение способно на такие поступки, как батальон белорусских орлят?

— Думаю, они способны даже на большее! Потому что время движется, а вместе с ним не стоят на месте и люди. Были патриоты в советское время, хватает их и сейчас. Мне отрадно, что возрождается октябрятское движение, пионерская организация, на смену комсомолу пришел БРСМ. Думаю, у нас растет хорошее поколение, которое любит свою родину и всегда постоит за нее, если нужно будет.

Поделиться: