Спохватился…

2

Смело, резко. По примеру Саакашвили парирует выпады из Кремля, не молчит. И вроде бы все правильно в этой отповеди. Но только на первый взгляд.

Начнем с того, что юридически в Беларуси нет никаких российских военных баз. Дмитрий Медведев об этом может и не знать, поскольку не он подписывал соответствующие соглашения. А вот Александр Лукашенко ставил подпись собственноручно.

Соглашения об условиях пребывания в Беларуси РЛС “Волга” в районе Барановичей, РЛС “Антей” в районе Вилейки были подписаны в пакете с очень важными белорусско-российскими документами. Напомню хотя бы, что именно в этот день, 6 января 1995 года, в Минске было заключено Соглашение о Таможенном союзе между Беларусью и Россией. Возможно, именно поэтому в документы о военных объектах была внесена следующая формулировка:

“Радиостанция “Вилейка, находящаяся на территории Республики Беларусь, именуемая далее “Радиостанция”, является российским военным учреждением. Ничто в настоящем Соглашении не может рассматриваться как наделяющее “Радиостанцию” статусом военной базы” (статья 1 Соглашения по Вилейке). Аналогичный статус не военной базы закреплен и за “Узлом” в Барановичах: “Использование “Узла” осуществляется российским военным учреждением. Ничто в настоящем Соглашении не может рассматриваться как наделяющее “Узел” статусом военной базы. Численность персонала, непосредственно занятого использованием “Узла”, не будет превышать 1200 военных специалистов и гражданских служащих. При этом Российская Сторона в период ввода “Узла” и его использования будет стремиться сокращать количество военных специалистов путем их замены гражданскими служащими” (статья 5 соответствующего соглашения).

Так что юридически российских военных баз на территории Беларуси просто нет. Вот хоть галстук от злости по примеру все того же Саакашвили можно съесть, а нет у нас российских военных баз!

Зато есть, скажем так, почти мирные российские объекты, которые арендуют у Беларуси землю — “Радиостанция “Вилейка” и “Узел “Барановичи” (именно так значится в документах). Причем соглашения были заключены сроком на 25 лет. И если мы по каким-то причинам не захотим их продлить, то должны уведомить о своем нежелании за год до истечения действия документов. То есть только через 9 лет Беларусь сможет сигнализировать Кремлю, что, мол, устали мы от ваших радиостанций и узлов. И только через 10 лет сможет от них избавиться.

Причем такой документ подписал не Шушкевич, не Кебич и не Зенон Позьняк. А Александр Лукашенко лично.

Его упрек про плату в “ноль рублей, ноль копеек” — это тоже не вполне честное признание. Потому что россияне действительно не платят за землю. Но в обмен “Российская Федерация предоставляет Республике Беларусь на безвозмездной основе военные полигоны для проведения боевых стрельб соединениями и частями ПВО Вооруженных Сил Республики Беларусь, информацию о ракетно-космической обстановке и содействует оснащению пунктов управления войсками ПВО Республики Беларусь необходимой для этого аппаратурой”.

Видимо, в ближайшее время от российских экспертов мы услышим, в какие суммы оцениваются эти услуги и кто тут в выигрыше, а кто в проигрыше. Но главное даже не в этом: не будем забывать, что “пакетные договоренности” в белорусско-российских отношениях были придуманы не сегодня.

Случайно или нет, но после мирного решения военных вопросов с Россией Беларусь стала накапливать долги за российский газ. В Москве на это смотрели сквозь пальцы, союзника претензиями не нервировали. Вопрос тогда решился без истерик, газовой войны, закручивания вентилей или чего-то подобного. Президенты Ельцин и Лукашенко, улыбаясь друг другу, подписали так называемый “нулевой вариант”. Часть долга за газ нам зачли в счет уплаты компенсации (вернее, неуплаты) за вывод ядерного оружия (вот тогда и надо было считать, сколько оно стоит, а не бить рюмки о пол в знак большой дружбы между белорусским и российским народами), а остальную часть долга на 1 миллиард долларов мы оформили в виде векселя, который отдали “на хранение” в российский Центробанк.

И странная история случилась с этим векселем. СМИ о нем забыли, экономисты забыли, никогда эта тема больше публично не всплывала. Но Лукашенко вдруг вспомнил о векселе спустя семь лет, в 2003 году.

“Мы отдали ядерное оружие, мы потеряли огромные деньги. Я не говорю о политических издержках. Нам говорят: давайте найдем механизм, выработаем механизм, мы вам простим вот эти долги за газ на то время. Я говорю: какие долги? Там еще после распада Союза трудно было разобраться. А нам уже россияне насчитали долги — миллиард долларов. Я говорю: ладно, давайте хоть этот вопрос снимем. Мы подписали договор с Ельциным, помните, нулевой вариант так называемый. Выработали механизм: мы им отдаем вексель, они проводят внутригосударственные процедуры в зачет этого ядерного оружия, как это называется — очищение воздуха и территории от ядерных отходов и так далее, это где-то миллиард долларов, и они нам возвращают вексель. Что вы думаете, они до сих пор нам не вернули этот вексель.

И я поднял этот вопрос год назад на Высшем Госсовете. Касьянов: да вы что, да мы разберемся, этого не может быть. Прошел год, я опять поднимаю вопрос. Как, говорю, с вами можно вести диалог, если вы до сих пор нам не вернули этот вексель?

А почему я поднял этот вопрос — в некоторых СМИ нас уже начали немножко шантажировать, говорят: вот там вексель есть белорусский на миллиард триста — миллиард двести долларов. Мы его продадим какому-нибудь западному государству, а оно потом потребует вернуть деньги и так далее и тому подобное. То есть пошел такой мелкий аккуратный шантаж. И я поднял вопрос: как же так, мы же подписали договор. Вот вам самая яркая позиция российского руководства по поводу отношений с Беларусью”.

Надо ли говорить, что с векселем вопрос до сих пор не решен и никто нам его не вернул. Так что миллиардный долг за Беларусью числится. Потому в самом крайнем случае, если Беларусь вдруг станем очень уж сильно настаивать на внесении изменений и дополнений в ранее подписанные соглашения по Вилейке и Барановичам, Россия просто предъявит этот вексель к оплате.

Конечно, сегодня президент Беларуси наверняка готов откусить себе руку, которой визировал те договоренности. Но поздно. По сути, он сейчас просто демонстрирует, что силен задним умом. И все последние заявления (и по ядерному оружию, и по военным базам) — от бессилия: как плохой игрок, он спешил выложить главные козыри, зато теперь играть практически нечем.


Няма запісаў для адлюстравання