“Мы очень сожалеем. Это трагедия. Погиб не только президент, почти 100 человек, в том числе руководители – это руководители дружественного, очень близкого нам народа. Конечно, эта трагедия не могла не отозваться в наших сердцах, – сказал глава белорусского государства. – Послушаем, что скажет комиссия, и вы увидите, что все было нормально с техникой. Здесь было неправильное решение главного человека”.

Глава государства отметил, что белорусская сторона оказала всю необходимую помощь полякам, которые хотели выехать через Беларусь к месту трагедии. Бесплатно был предоставлен аэропорт в Витебске, автомобили. “Мы сделали все, что надо было сделать в этой ситуации для нашего соседа”, – сказал он.

“Не хочу говорить, кто виноват, кто нет, хотя для меня это абсолютно понятно. Если летит самолет с президентом на борту, когда идет отклонение от нормы, командир экипажа напрямую докладывает президенту об этом. Президент спрашивает, возможно ли в этом случае посадить самолет, но последнее слово остается за ним. Он принимает решение – садится самолет или нет. Но пилоты вправе не подчиниться”, – сказал глава государства. Александр Лукашенко рассказал журналистам, что у Леха Качиньского однажды уже была ситуация, когда из-за плохих погодных условий его самолет не совершил посадку в Грузии, а приземлился в Азербайджане. “Тогда хотели снять с должности пилотов за то, что они не подчинились. Министр обороны защитил”, – сказал президент. Он подчеркнул, что у него это недопустимо: если он принимает решение, пилоты железно выполняют. Александр Лукашенко рассказал о двух случаях, когда ему пришлось принимать подобные решения. Однажды, это было при возвращении из Пекина в Минск в плохих погодных условиях, а в другой раз, при поездке в Белград, когда “натовцы опустили с коридора, где летают президенты, в воюющей стране, и я летел над Дунаем и думал, что любой с автомата мог бы сбить этот самолет”. Тогда было принято решение продолжать полет.

“Точно так было над Смоленском. Пилот пришел, я уверен, доложил президенту, тем более самолет четыре раза заходил на посадку, нулевая видимость. Президент принял решение садиться”, – сказал глава белорусского государства. Он также отметил, что необходимо было иметь в виду, что самолет не обладал теми навигационными приборами, которые есть в современных авиалайнерах. Кроме того, аэропорт в Смоленске не обладает таким оборудованием, которое позволяло бы автоматически посадить самолет.

“Понятно, кто несет за это ответственность. Виноват, не виноват, ты первый человек, ты несешь за это ответственность. И мы, президенты, должны понимать и то, что в самолете сидит еще сотня человек, у которых есть семьи”, – сказал Александр Лукашенко. Он также считает, что “говорить о том, что виноваты пилоты, они приняли решение, неправильно, так не бывает”.

“Это очень серьезный урок. Очень печально, что президент погиб”, – сказал Александр Лукашенко. “Когда гибнет президент, это очень плохо и для страны, и для принимающей стороны”, – добавил он.

Татьяна Полежай, БЕЛТА

Поделиться: