Весна для артиста не только пора, когда в сердце просыпаются чувства, но и пора творчества. Дмитрий выпустил новый хит «Я тебя люблю».

— Считаете ли вы, что настоящее произведение искусства — картина, музыкальное произведение должно заставить человека задуматься, остановиться, познать истину?

— Сверхзадача — нести радость люди. Эти слезы — просто эмоциональный всплеск, который люди ощутили. Как я шучу, когда кого-то поздравляю, говорю другу: слезы счастья мешают мне говорить. Такая расхожая фраза. Музыка, как ничто другое, очищает пространство. И мы врачеватели душ. Чем большим душам мы принесем облегчение, тем лучше справимся со своей задачей.

— Вот такой вопрос:тибетская философия гласит- человек счастлив, когда у него есть добрый друг, который поддерживает его на пути, достойный соперник, который обучает его силе, компания, где он будет отдыхать, когда устанет. Но есть также у человека и бесполезный враг, который не помогает обучаться искусству жизни, но и не мешает идти своей дорогой. Вы можете сказать, что счастливы по-тибетски?

— Я думаю, да. Это мудрая мысль, и есть у меня добрые друзья, есть соперник в виде много чего, не конкретные люди, а обстоятельства, которые противятся достижению моих целей, компания, где отдыхать — семья и друзья. Что касается бесполезного врага, наверное, они тоже есть по жизни. Всегда спрашивайте, чем бороться — злом или смиренную любовью? Всегда надо смиренную любовь выбирать, потому что это страшная сила, равной которой нет ничего. Но это сложно в жизнь воплотить. Явных врагов нет, но недоброжелатели, конечно, есть. Они мешают, вредят. Это проявляется в творчестве, есть проблемы с телевидением и так далее. Но я не ропщу, потому что не считаю, что все должны беспрекословно принимать мое творчество или жизненную позицию.

— Многие звезды, кроме своей профессии, участвуют в телешоу, катаются на коньках, прыгают с тарзанки… Вас это не привлекает?

— Эти телешоу интересны рейтингово. Для меня в них нет творческого значения. Я вижу в них праздность и желание просто быть в эфире. В этом нет творческого смысла. Это спорт, это реализация амбиций, желания быть более узнаваемым. Я не страдаю от отсутствия популярности. И это колоссальный труд. Люди забывают на несколько месяцев о том, кто они и что. Я с уважением отношусь к этому виду деятельности, просто это не совсем мое. Спорта мне хватает в жизни, популярности — тоже. Все-таки задача музыканта — очищать пространство вокруг себя, вокруг людей, делать мир лучше. Это прямая моя задача, а не добиваться успеха в коньках или танцах. Это не есть высшая цель для меня.

— Вы верите в случайности, которые обязательно должны произойти, или свою судьбу человек творит сам, никакого предопределения и предназначения не существует?

— Если Бога нет, значит, все дозволено, как у Достоевского. Нет. На все воля Божья. И человек должен все-таки жить по совести, потому что совесть для меня — это очень важная составляющая Бога. Обращаясь к Богу, ты общаешься к себе, ты ведешь себя определенным образом, каждый час делаешь выбор, как поступить. Главное в жизни — любовь к Богу. Это любовь к окружающему миру без внутренних к нему претензий. Все очень просто. Бывают минуты, когда я люблю весь мир без исключения. Я думаю, что самые просветленные личности человечества достигают этого состояния разными путями, когда они всегда всех любят и все любят, что с ними происходит, даже смерть. Испытания совершенствуют душу. Это тонкий момент. Очень серьезные вещи. В православии мы приходим к просветлению через страдания. Потом, очень мудрые вещи сказал Блаженный Августин, что в главном — единение, в спорном — смирение, и во всем — любовь. Лучше не скажешь.