Из официальных источников информации по этому резонансному делу очень мало. Генеральный прокурор Григорий Василевич лишь подтвердил факт ареста своей подчиненной, а 18 марта в прямом эфире программы ОНТ «Выбор+» весьма обтекаемо сказал: 

«Этот факт удручает всех сотрудников прокуратуры, но лично я могу сказать, что у меня нет сведений о том, что старший следователь совершала какие-то корыстные имущественные преступления. Следствие ведет КГБ, посмотрим, что будет по итогам. Я могу сказать, что 24 февраля в ответ на постановление председателя госбезопасности о задержании старшего следователя я принес протест в суд по поводу отмены этого постановления. Суд, к сожалению, не поддержал мою позицию».

Родственники Светланы Байковой и ее адвокат, возможно, знают больше, чем генпрокурор, но от общения с журналистом пока отказываются. Есть тут и чисто правовой момент, чтобы держать паузу и не торопить события. Согласно Уголовно-процессуального кодекса Беларуси, мера пресечения в виде заключения под стражу при предварительном расследовании уголовного дела не может превышать двух месяцев. Не исключено, что через месяц у Байковой появится шанс покинуть следственный изолятор КГБ. Ведь право продлять срок заключения под стражей пока остается у прокуроров, а свою позицию на этот счет главный прокурор страны уже высказал.

К месту заметить, по сообщению источника в правоохранительных органах, задержанный чекистами 24 декабря 2009 года бывший сотрудник ГУБОП МВД Павел Ходорович, работавший в оперативно-следственной бригаде Байковой на протяжении последних трех лет, освобожден из-под стражи. О мотивах его ареста ничего не известно. В то же время, из Украины пришла новость совершенно неожиданная и даже неприятная для многих фигурантов уголовных таможенных дел, расследованных и отправленных в суд Светланой Байковой. Украинские стражи порядка провели превентивное задержание едва ли не главного действующего лица, участвовавшего в аферах на белорусской таможне.

Российский бизнесмен Павел Молочко мог уже не раз посидеть на скамье подсудимых. Касается это и громкого дела с привлечением к ответственности членов преступной организации, осуществлявшей осенью 2001 года незаконное перемещение с использованием подложных документов через таможню «Западный Буг» компьютерной техники и обуви. Следствием было установлено 319 преступных эпизодов, а ущерб государству составил свыше 20 миллиардов рублей. Все участники этой преступной организации осуждены Минским городским судом к наказаниям от 14 лет лишения свободы до 8 месяцев. Однако в октябре 2009 года Верховным Судом Республики Беларусь приговор был отменен ввиду неполноты судебного следствия, а дело направили на новое судебное рассмотрение.

Заочно Молочко был обвинен и по так называемому «делу Громовича», бывшего заместителя начальника УКГБ по Брестской области. По выводам следствия, он является ключевым звеном в цепи доказательств о том, что на таможенной границе Беларуси была создана и действовала в преступная организация. Что самое примечательное, свое участие в ней Павел Молочко не отрицал и весьма подробно – под диктофон и видеокамеру – давал признательные показания, рассказывая о криминальной схеме перевозки товаров на многие миллионы долларов через границу, называя фамилии белорусских чиновников, которым сам передавал крупные взятки. Правда, рассказывал он это в относительной для себя безопасности, находясь в Германии, куда несколько раз для его допросов выезжала следователь Светлана Байкова. Кстати, Молочко был объявлен в международный розыск, однако, к властям ФРГ с требованиям его выдать белорусская сторона не обращалась. Для этого нужно соблюсти ряд международных норм, в том числе перевести на немецкий язык около сотни томов уголовного дела, а у прокуратуры, как говорила Байкова, «таких денег нет».

Недавно Молочно решился на поездку в Украину, там его и задержали. Не столь важно, что он там делал, сколько – что с ним будет дальше. По сведениям «Белорусских новостей», украинские органы сейчас решают вопрос, кому его выдавать. Дело в том, что он имеет гражданство и России, и Германии, а для Беларуси является обвиняемым. С позиции правосудия – для объективного и всестороннего рассмотрения дел в суде – место ему на скамье подсудимых. Но для многих фигурантов таможенных уголовных дел его появление в зале суда – факт нежелательный. Да и сам Молочко, понятное дело
, к этому не стремится…

Поделиться ссылкой: