Венесуэльский вектор

“В глобальной “деревне” надо стараться иметь связи на всех концах этой деревни, что белорусская внешняя политика и делает, – сказал Мартынов. – Конечно, Россия ближе. И наша работа в Венесуэле на эти темы [добычи нефти и газа] не означает, что мы пытаемся уйти от своего естественного союзника, от своего основного союзника, от своего принципиального союзника к важному стратегическому партнеру, но расположенному где-то за тридевять земель”.

Отметив, что “мы не меняли вектор”, глава МИД заявил: “Мы не можем оставить страну без нефти. И соответственно, мы ищем нефть там, где она есть и где у нас есть возможность доступа к ней, и есть комфортные условия. И вот здесь есть Венесуэла, с которой эти вещи все проработаны, в том числе в ходе визита президента”.

Мартынов отметил, что в течение многих лет “Беларусь, ее руководство, президент прежде всего, ставили вопрос о том, что мы хотели бы добывать нефть в нашей соседке России, мы хотели бы добывать газ в нашей соседке России”.

“В идеале ситуация, которую мы бы видели, – это, скажем, добыча силами Беларуси – а Беларусь имеет эти силы и средства, ведь мы же когда-то вместе с остальным Советским Союзом осваивали Тюмень и Западную Сибирь, нефтяные месторождения – в идеале мы могли бы там добывать 8-10 млн. тонн нефти, определенное количество газа – добывать своими усилиями, естественно, в тесной кооперации с Россией. Поставлять ее сюда, а остальное количество нефти или газа закупать в Российской Федерации”, – заявил министр.

“Но мир иногда бывает далек от идеала, – продолжил он, – и мы находимся в ситуации, когда, несмотря на неоднократные предложения и обращения с нашей стороны о том, чтобы мы получили адекватный по степени комфортности, скажем так, доступ к нефтяным и газовым ресурсам России – ну, на взаимовыгодных, естественно, основаниях, мы не просим о благотворительности, – но, к сожалению, эти просьбы не завершились результативным итогом”.

“Мы приходим в Венесуэлу не потому, что у нас хорошие политические отношения с Венесуэлой, – подчеркнул Мартынов. – Мы приходим туда, потому что у нас конкурентоспособные услуги в области разведки нефти, добычи нефти и сервисных работ, связанных с добычей нефти. Если бы мы не были там конкурентоспособны, при всех наших добрых отношениях между Беларусью и Венесуэлой мы бы не смогли там работать. А мы там работаем уже два или три года, на этой теме, мы расширяем диапазон наших работ, мы увеличиваем количество нефтяных активов, которые нам предоставляет Венесуэла, спасибо ей за это. Она к нефтяным активам прибавила сейчас газовые активы, тоже спасибо ей за это, на комфортных для нас условиях”.

Что касается расстояния, стоимости фрахта и т.д., “о которых так много звона, извините за выражение, в средствах массовой информации, – это все еще открытые вопросы”, отметил Мартынов. “Именно поэтому ориентировочно в мае будут проведена первая пробная, правда, достаточно крупная поставка венесуэльской нефти на наши нефтеперерабатывающие предприятия”, – сказал он, согласившись, что “в известной степени” это будет разведка боем.

“Есть определенный риск, а кто не рискует, тот не добывает нефть”, – резюмировал министр.

Шенгенский сдвиг

В вопросе снижения стоимости шенгенских виз наметился принципиальный сдвиг, заявил далее Сергей Мартынов.

“Я боюсь, что к отпуску нашей уважаемой прохожей (задавшей вопрос о визах. – БелаПАН) шенгенские визы для белорусов не подешевеют. Но, с другой стороны, хочу со всей, что называется, ответственностью сказать, что в последние месяцы на этом направлении наметился принципиальный сдвиг”, – сказал министр.

“Если раньше европейские партнеры даже не хотели говорить о некоем упрощении визового режима для белорусов, то сейчас на эту тему не только ведутся активные разговоры, что само по себе важно и нужно, но и наши партнеры, прежде всего соседние с нами государства Европейского союза, особенно в рамках программы Восточного партнерства, самым активным образом поддерживают наши подходы по этому вопросу”, – заявил Мартынов.

Он отметил, что на последних двух встречах министров иностранных дел стран Восточного партнерства “со всем Европейским союзом” – “и затем была еще встреча с т.н. Вышеградской группой и Прибалтикой” – “практически не было ни одной из выступавших стран”, которые “не поддержали бы требования Беларуси об изменении, прямо скажем, дискриминационного режима по отношению к белорусам в визовой области”.

“И сейчас Европейская комиссия, по имеющейся у нас информации, готовит для себя проект мандата, права на переговоры с Беларусью об упрощении визового режима, которое будет включать и удешевление виз. Когда это состоится, зависит уже от того, насколько будет быстрыми темпами работать а) европейская бюрократия и б) насколько будут интенсивно развиваться наши отношения с Европейским союзом”, – заявил глава белорусского внешнеполитического ведомства.

Переосмысление отношений с США

Белорусско-американские отношения находятся в стадии переосмысления, заявил также Сергей Мартынов.

“Переосмысление – это достаточно сложный процесс, который требует, с одной стороны, времени, а с другой стороны, в качестве своего итога – готовности к действию”, – отметил он.
По словам Мартынова, Беларусь и Соединенные Штаты отчетливо понимают, что нынешние отношения не устраивают ни ту, ни другую сторону. “Обе стороны понимают, что с этим нужно что-то делать. Но в настоящее время идет такой достаточно сложный процесс притирки подходов или поиска совместимых подходов, как добиться изменения в отношениях”, – сказал министр.

“Это очень сложный процесс, – подчеркнул глава МИД. – Дело в том, что накопившиеся завалы в наших отношениях настолько велики, что их убрать достаточно трудно. Это первое. Второе. Есть стереотипы, накопившиеся у наших американских партнеров, с которыми даже тем, кто выступает за переосмысление и перезагрузку в наших отношениях, достаточно трудно бороться там у себя, внутри. И тем более сложно находить формулы, по которым можно найти такие решения, которые устроят и белорусскую сторону, и американскую. А без взаимоустраивающих решений, наверное, выхода из сложной ситуации не будет”.

“Но я смотрю на это, тем не менее, достаточно оптимистично, потому что есть самое главное: понимание с обеих сторон, что нужно по-другому. Мы ищем сейчас, как сделать по-другому”, – сказал Мартынов.

БелаПАН 

Поделиться: