Один мой знакомый в это время был в Сирии и, видя такое горе, стал задавать в принципе простой вопрос: «зачем так убиваться по случаю смерти этого человека? Он ведь не близкий родственник, не друг, с которым вы делились самым сокровенным. Что хорошего он сделал лично вам, чтобы так страдать по поводу его кончины»?

На него испуганно смотрели, отходили в сторону и продолжали голосить с удвоенной силой.

Вопрос он этот задавал потому, что все сирийцы, которых он встречал до этого за рубежом, крайне негативно относились к своему лидеру, резко критиковали его курс, считая, что ничего хорошего для страны за долгие годы правления он не сделал. А здесь в стране такой контраст, такая непонятная реакция. Рыдания, фактически покрывшие всю страну.

Когда в 2004 году умер шейх Заед Аль Нахайян, который объединил 7 маленьких эмиратов в единое государство, в стране был объявлен траур и приспущены флаги. Никто открыто не рыдал, не рвал на теле одежду, на голове – волосы. На лицах людей читалась скорбь. Но вполне искренняя.

От граждан эмиратов, когда они находились за рубежом, практически никогда нельзя было услышать плохого слова в адрес своего лидера. Напротив. Они воспринимали своего руководителя как близкого им человека, который много сделал для каждого гражданина страны без исключения.

Мне рассказывает руководитель самой большой в мире свободной экономической зоны, расположенной в эмирате Дубаи Мухаммед Аль Банна: «Я помню Дубаи тридцать лет назад. Он представлял собой ряд небольших рыбачьих поселений. Жили мы очень бедно. Мой отец был рыбаком и не всегда возвращался с уловом. Тогда ему не платили, и у нас дома не было что поесть.

Помню, как в городе начали строить первую высотку и как мы детьми сбегались посмотреть на необычное для арабов строительство. Посмотри, каким стал наш город сейчас. И дело даже не в резкой внешней перемене. Гораздо важнее другое.

Шейх Зайд не стал класть деньги от экспорта нефти себе в карман, а потом просаживать их в казино, как шейх Катара, или строить себе дворцы по всему миру как руководитель Саудовской Аравии. Швейцарские газеты писали, как король Саудовской Аравии менее чем за 1 месяц пребывания потратил в этой стране 300 миллионов долларов.

Президент Объединенных Арабских Эмиратов создал социальный Фонд для своих граждан. Только этот Фонд наполнялся не за счет дополнительных, так называемых социальных, налогов, а за счет экспорта нефти. На каждого гражданина страны был заведен специальный счет, на который поступали деньги от продажи сырья.

Просто снять эти деньги со счета, и проиграть их в казино было нельзя. Но за эти деньги любой желающий мог получить образование – причем в любой стране мира. За эти деньги любой нуждающийся мог получить лечебную помощь – также в любой стране мира».

И он рассказал о матери своей жены – женщине, «которую мы все очень уважали и любили». «Ей было 79, когда у нее был обнаружен рак кишечника. За счет средств этого социального фонда ее отправили в Англию, в госпиталь Кромвеля – один из лучших в мире в области лечения онкологических заболеваний. Она провела там месяц, потом вернулась, потом ее опять отвезли в госпиталь, где она провела еще один месяц. В принципе, все было ясно с самого начала. И, тем не менее, за счет фактически государственных средств велась борьба за продление жизни ничем не выдающегося, очень пожилого, пусть и хорошего, человека. Разве можно не любить лидера, который создал для своих людей такую систему?»

Позже этим путем пошли еще ряд стран региона, в частности Бахрейн и Кувейт. В последнее время и Катар, чьим руководителем в результате бескровного переворота стал Хамад бин Халифа, сместивший в 1995 году с должности руководителя страны своего отца, проводившего большую часть своего врмени в казино.

Какие из богатых природными ресурсами стран СНГ могут похвастаться такой социальной системой и политикой, где каждый гражданин страны ощущает богатство своей страны в виде поступлений средств на свой личный счет?

Поделиться ссылкой: