Поделиться впечатлениями от судебных слушаний пресс-служба ОО «БАЖ» попросила заместителя председателя организации Андрея Бастунца, который вместе с Жанной Литвиной представлял ассоциацию журналистов в Верховном суде.

– В чем опасность этого предупреждения для организации?

– Вынесение второго предупреждения в течение одного года может привести к закрытию организации через суд. Невыполнение требований, которые изложены в предыдущем предупреждении, могут привести к приостановлению деятельности организации на шесть месяцев …

– Предупреждение касалось трех основных пунктов: членского удостоверения, статуса Центра правовой защиты СМИ и сайта. Как обосновывало Министерство юстиции свою позицию в суде?

– Представитель Минюста так и не смог назвать ни одного нормативного акта, определяющего форму удостоверения члена общественного объединения, который бы запрещал использование на нем слова «Пресса». А если нет закона, который можно нарушить, то нельзя говорить и о нарушении. БАЖ выдавал своим членам удостоверения, чтобы они могли реализовывать свои конституционные права. Помощь в реализации конституционных прав Минюст расценивает как нарушение законодательства, и это, на мой взгляд, нонсенс.

Что касается Центра правовой защиты СМИ, то в суде представитель Минюста говорил о какой-то деятельности центра, которая якобы не соответствует уставным целям. Но ведь юридическая поддержка своих членов и есть главной целью нашего общественного объединения! Правление ОО «БАЖ» имеет право определять порядок такой поддержки, и оно это сделало, создав общественную юридическую службу. И мы заверяем, что БАЖ будет продолжать оказывать своим членам юридическую защиту независимо от того, будет существовать Центр или нет …

Претензии к сайту БАЖ, которые касались «свободного» пересказа уставных целей БАЖ в разделе «О БАЖ», вообще не выдерживают никакой критики. И закон «Об информации, информатизации и защите информации», и даже печально известный президентский указ № 60 говорят, что собственники негосударственных информационных ресурсов сами определяют, в какой форме подавать информацию на своих сайтах.

Замечу, что у нас на сайте полностью размещен Устав БАЖ. Тот, кто желает прочесть уставные цели и задачи деятельности организации, может это сделать. А претензии Минюста вызвала фактически «визитка» организации, где уставные цели, задачи и методы деятельности были сформулированы в трех строках.

Вообще, вместо того, чтобы оказывать поддержку развитию негосударственного общественного сектора, Минюст читает сайты организаций и смотрит, насколько та или иная формулировка соответствует или не соответствует Уставу … Если это не бюрократизм, то что?

По мнению юриста, этот судебный процесс поднял значительно более широкий круг вопросов, чем просто вынесенное в адрес общественной организации предупреждение.

– В свое время мы получили предупреждение за то, что на дверях была надпись «Белорусская ассоциация журналистов» без букв «ОО». Но тогда мы исправили этот «серьезный недостаток» и широко о нем не сообщали. Но последнее предупреждение – это уже серьезное вмешательство государства в свободу объединений, с точки зрения международных стандартов. И на этот раз БАЖ решил его обжаловать, так как речь здесь шла уже не просто о деятельности организации. Предупреждение напрямую затрагивало интересы наших членов и касалось базовых целей и задач, которые БАЖ перед собой ставит, – отметил Бастунец.

Обращение в Верховный суд, и слушания по жалобе, по наблюдениям юриста, обнаружили печальный факт существования БАЖ и Министерства юстиции в «параллельных» правовых пространствах.

– В «нашем» правовом пространстве существует Конституция, которая гарантирует свободу слова, свободу ассоциаций, объединений граждан, запрещает препятствование в оказании правовой помощи, запрещает привлечение к ответственности без ссылки на закон … А Министерство юстиции смотрит на все это с другой точки зрения и расценивает устав общественного объединения как армейский, где любой шаг в сторону – гауптвахта. Это предупреждение – и есть такая «гауптвахта» …

На суде обнаружились и серьезные расхождения в понимании понятия «журналист» представителями Минюста и БАЖ.

– Понятия «журналист» в законе «О СМИ» нет. Там есть термин «журналист средства массовой инф
ормации». Но ведь понятно, это понятие давно уже не охватывает всего журналистского сообщества, особенно с учетом скорости развития Интернета.

Но что говорить об Интернете, когда представитель Министерства юстиции в суде оперировал определением термина «журналист», взятым из старого энциклопедического словаря советских времен, и говорил, что журналистом может быть только тот, кто получил соответствующее образование и работает в редакции СМИ? Поэтому и возникает впечатление, что, хотя мы и находимся физически в одном месте, но живем в разные времена …

– Получается, что Минюст видит журналистов только в тех, кто работает в редакции и имеет удостоверение этой редакции? То есть фрилансеры – вне закона?

– Да, Минюст стопроцентно оставляет фрилансеров вне закона. Он видит журналистов только в тех, кто имеет удостоверение журналиста средства массовой информации – либо как штатный, либо как внештатный корреспондент. Хотя закон «Об авторском праве и смежных правах» прямо касается как раз труда фрилансеров, которые готовят материалы на свой риск и предлагают их различным изданиям или телерадиокомпаниям …

Поделиться: