Защитники спокойного сна всех честных граждан Беларуси, а так же отдельных его представителей в виде руководства страны и сотрудников КГБ, пришли к журналистке с обыском. О том, что они искали, корреспондент www.Euramost.org узнал у попавшей в поле зрения отечественных правоохранительных органов работницы диктофона и клавиатуры Светланы КАЛИНКИНОЙ. 

–Света, что это было? С чем к тебе на ночь глядя, заглянули отважные милиционеры?

–Ну, что это было: я вчера вечером возвращалась с работы домой, а меня в подъезде уже ожидали пять человек – одна женщина в качестве понятой и четыре мужчины. Следователь Советского РОВД Каминский предъявил мне протокол на проведение обыска. Там было сказано, что в связи с тем, что в связи с поисками тех, кто оскорбил бывшего начальника Управления КГБ по Гомельской области, они должны провести у меня обыск. Связано это с уголовным «охотничьим делом». Я у них сразу спросила: «А что вы хотите найти? Может, я вам сама покажу?» «Нет, мы сами всё, что нужно найдём», — говорят. В результате они изъяли компьютеры, мой и моего сына, флешки и мою личную телефонную книжку записную.

Для меня это был очень удивительное посещение. Ведь никогда и ни в каком качестве ко мне никто не обращался из правоохранительных органов с какими-либо вопросами о господине Корже. Меня не вызывали на допросы, со мной вообще не разговаривали на эту тему. Я не понимаю, в принципе, как так может происходить – если человек виноват, то, может, он сам бы всё рассказал, всё признал, и не нужны были бы такие обыски и проверки компьютеров. Ведь у меня забрали компьютер, который мне подарили на Новый год, а тексты о Корже, насколько я помню, выходили летом или в начале осени.

–Я вообще-то не совсем понимаю, каким образом «охотничье дело» имеет отношение к тебе?

–Я сама не понимаю, каким образом меня туда приплели. В протоколе обыска вообще было написано, что я являюсь редактором сайта «Хартия97». Но я к этому сайту имею отношения только как читатель! На самом деле, у меня был только один материал, который касался «охотничьего дела», в газете «Народная воля». Это была такая небольшая заметка после появления видеообращения одного из арестованных – Александра Малаева – к Александру Лукашенко. В заметке была только констатация факта: есть такое громкое дело, и появилось видеообращение. Насколько я понимаю, к этой заметке у господина Коржа претензий нет. И с чем всё это связано, мне сказать трудно. Я думаю, что дело обиженного генерала стало средством запугивания журналистов. Что бы они вообще не писали ни про власть, ни про КГБ.

–А в порядке ли были у следователей все документы, на основании которых они проводили обыск?

–Была и санкция, были с ними и понятые. Я, кстати, у тех понятых поинтересовалась тем, кто они такие и не в спецслужбах ли работают? Они помялись и сказали, что они просто с улицы. Но понятно, что они не с улицы. Девушка – какая-нибудь студентка юридического факультета, которая у них проходит практику. Да и мужчина наверняка имеет отношение к этой структуре, ибо не один разумный человек не станет участвовать в таких долгих процедурах вечером в пятницу. В принципе, всё проходило нормально. Единственное – я не могла никого вызвать на эту процедуру, потому, что мне сразу сказали отключить телефон и никому не звонить.

–Объяснили ли тебе милиционеры причину, по которой они пришли к тебе домой, а не на работу?

–Никаких объяснений этому не было. Вообще, они только исполнители – поручение им было дано Гомельской прокуратурой, которая расследует это дело. Они говорили, что им было поручено провести именно такой обыск. А почему – говорили, что не знают.

–Оставили повестку – когда приходить на допрос?

–Нет, никаких писулек подобного характера мне не давали. На допрос меня не вызывали ни не выходные, ни на будущую неделю. Только составили протокол, в котором зафиксировали то, что они у меня забрали.

–А не говорили, когда можно будет получить конфискованное обратно?

–Я тоже этим поинтересовалось и мне ответили, что экспертиза может продолжаться максимум месяц.

Дмитрий КРАМЧУК

Поделиться: