Aндрей Евдоченко напомнил, что в 2007 году, когда создание Таможенного союза обсуждалось президентами, были заложены два базовых принципа его формирования. Первый из них состоит в том, что в Таможенном союзе не будет применяться ни экспортных, ни импортных пошлин во взаимной торговле, второй – что за модель его формирования берется таможенный союз Евросоюза. По мнению Беларуси, применение Россией пошлин на вывозимую в Беларусь нефть и нефтепродукты «является фундаментальным отступлением от ранее согласованных позиций».

Андрей Евдоченко отметил, что для того, чтобы Таможенный союз заработал в полную силу, правительствами поручено экспертам сторон до 1 июля устранить препятствия во взаимной торговле. Первый раунд переговоров экспертов уже прошел в Москве, второй раунд запланирован на начало марта. Все стороны сделали свои перечни претензий, которые направили в Секретариат комиссии Таможенного союза.

«С белорусской стороны первым пунктом в перечне претензий стоит возможность применения Россией с 1 июля вывозной таможенной пошлины на нефть и нефтепродукты, поставляемые в Беларусь. Это наша фундаментальная претензия», – сказал Андрей Евдоченко.

Но если первая претензия достаточно понятна и предсказуема, то вторая вызвала у многих недоумение. По словам заместителя министра иностранных дел, в подготовленном списке вторым основным пунктом содержится и претензия к монополии «Газпрома», который является спецэкспортером газа в Беларусь.

По мнению белорусской стороны, которое озвучил Андрей Евдоченко, где нет конкуренции, там есть нарушения. Поэтому «Газпром» не должен монопольно поставлять в Беларусь газ и тем самым диктовать свои условия. Отсюда постоянно и возникают газовые конфликты между Россией и Беларусью.

«Мы хотим устранить первопричину этих проблем», – заявил Андрей Евдоченко. По его словам, в списке претензий есть и пункт по доступу белорусских предприятий на российский рынок госзакупок. По мнению белорусской стороны, соглашение по госзакупкам, которое запланировано принять в период создания ЕЭП, уже запаздывает. Его целесообразно разработать значительно раньше, сказал он.

Опаздывающее соглашение по госзакупкам вполне понятно. Россия хочет защитить своих производителей, потому и не торопится с выполнением обязательств в рамках Таможенного союза. Это еще одна мина замедленного действия для ТС. Ведь Беларусь для того и стремится в ТС, что рассчитывает на достаточно емкий российский рынок, где одним из самых лакомых кусков и являются госзакупки.

Но если по госзакупкам потенциальный конфликт еще только разрабатывается, то по монополии «Газпрома» и по поставкам нефти, похоже, России уже сейчас нужно что-то отвечать. И вот тут есть над чем подумать.

Комментарий по делу
Насколько реально выполнение Россией вышеозначенных требований, «Ежедневник» поинтересовался у заместителя директора Института стран СНГ (Москва) Владимира Жарихина:

Беларусь опять подняла нефтегазовую тему

– По «Газпрому» не совсем понятна ситуация. Если речь идет о поставках газа из России, то у нас поставщиком является «Газпром». Других просто нет. Поэтому не понятно, чего Беларусь требует. Совсем иная ситуация с нефтью. Тут сначала надо разобраться, что у нас сейчас есть. Если мы говорим о Таможенном союзе, то в его рамках должны быть единые таможенные пошлины на всей внешней границе союза. В этой связи Беларуси даже уместно поднимать вопрос о единых ценах на энергоносители внутри Таможенного союза.

Если мы находимся в том же положении, что и раньше, то тогда уместно вести какие-то переговоры и говорить о том, что вот Россия поставит какой-то объем для внутреннего потребления без пошлин, а все остальное – с пошлинами.

России пора наконец определиться, какие отношения она хочет строить с Беларусью. Если мы говорим о Таможенном союзе, то требования Беларуси вполне логичны. Если мы говорим, что ничего не изменилось, тогда Россия вправе определять, на каких условиях она будет поставлять нефть.

Поделиться: