Но Минск уперся рогом. Страсти вокруг Евронеста — одной из символических площадок «Восточного партнерства» — закипели даже на таком, по идее, академичном мероприятии, как конференция Белорусского института стратегических исследований (BISS) в столичном отеле Crowne Plaza.

Депутат Палаты представителей Валентина Леоненко выразила позицию официального Минска в метафорически-бытовой форме. Мол, сами подумайте, как поведет себя человек с чувством собственного достоинства, если его, пригласив в гости, оставят ждать в передней, как бедного родственника.

В общем, было дано понять, что в случае дискриминации гордая республика хлопнет дверью.

А Сергей Кизима, завкафедрой международных отношений Академии управления при президенте, избрал полемическим оружием иронию. И риторически спросил: неужели в Азербайджане больше демократии, чем у нас? Однако же парламентариев из Баку в Евронест пускают без вопросов. Почему же Минску навязывают формулу 5+5 (фифти-фифти с оппозиционерами)? Наверное, надо срочно искать у себя богатые нефтяные залежи.

Европа же бьет на то, что выборы-2008 были недемократичными. А посему и Палата, мол, нелегитимна. Это та самая палата, которой злые языки сразу прилепили ярлык стерильной: все — за Лукашенко. Тогда Европа съела пилюлю, хотя ходили разговоры, что ей закулисно обещали микродозу оппозиционеров в Овальном зале. Но вот теперь евродепутаты припомнили обиду.

Вариант 5+5 они преподносит еще как компромисс: ладно уж, так и быть! Брюссельские же чиновники разводят руками: лепка Евронеста — прерогатива вольнолюбивого и ныне возмужавшего по части полномочий Европарламента. В котором, к слову, традиционно силен голос поляков. Надо ли говорить, что свежие «наезды» на строптивый неофициальный Союз поляков в Беларуси — отнюдь не лучший фон для дискуссии о Евронесте?

Впрочем, это тот случай, когда, по твердому убеждению белорусского начальства, торг вообще неуместен.

«Официальный Минск не согласился бы даже на формулу 9+1, — считает политический аналитик Андрей Федоров. — Или все, или ничего. Для руководства Беларуси это дело принципа».

Отстаивая сакральный принцип «прагматичного диалога» (никаких демократических закидонов!), Минск скорее предпочтет бойкот Евронеста. На конференции BISS звучали предположения, что эта коллизия может торпедировать участие Беларуси в «Восточном партнерстве» вообще.

Станет ли Брюссель особо уговаривать? Насколько ЕС вообще мотивирован втягивать синеокую республику в свою орбиту? Не перехватит ли инициативу Россия?

Аркадий Мошес, политолог из Финского института международных отношений, выступая в Crowne Plaza, отметил: для Евросоюза Беларусь не является стратегическим интересом. А вот российский интерес здесь — именно стратегический.

Правда, эксперт добавил: при том что на Беларуси тестируется способность Москвы запустить реинтеграционные процессы на постсоветском пространстве, она, как ни парадоксально, не смогла предложить целостной политики на белорусском направлении. Если же «кнут и пряник применяются одновременно, это редко работает».

Добавим: в последнее время кнут явно преобладает. Таким образом, российское руководство своим натиском в каком-то смысле само вдавливает Беларусь в Европу.

Короче, выход Минска из «Восточного партнерства» маловероятен. Разве что, замечает Андрей Федоров, случится почти фантастическое стечение обстоятельств. Скажем, вдруг расщедрится на пряники Россия (ныне предстающая, как правило, в суровом обличье «путинского нефтяника» Сечина), да потекут потоки китайских денег, да еще какая благодать прольется…

Но Россия, похоже, не склонна к сантиментам. Что продемонстрировал на пресс-конференции в Минске 10 февраля ее посол Александр Суриков. В сухом остатке: энергетических подарков больше не ждите, а лучше готовьте-ка к продаже «Нафтан».

Москва наступает, пользуясь излюбленным оружием — металлической трубой да финансовыми прорехами «белорусского чуда». Так что битва за Евронест — лишь милая возня в песочнице на фоне геополитической битвы за Беларусь. По убеждению аналитика BISS Дениса Мельянцова, «взаимопонимание между Россией и ЕС в белорусском вопросе на сегодня невозможно».

При этом у России — энергетические рычаги и амбиции. Европа же, положа руку на сердце, думает скорее о финансово необременительном санитарном кордоне на вост
оке, нежели о том, как бы это облагодетельствовать белорусов да прочих участников «Восточного партнерства».

Но есть два принципиальных момента. Об одном на конференции напомнил Евгениуш Смоляр из варшавского Центра международных исследований. Речь идет о вызове модернизации. В Москве это декларируется лишь в форме прожектов Дмитрия Медведева под лозунгом «Вперед, Россия!». Шансы коррумпированной сырьевой державы сделать такой рывок эксперты оценивают скептически. Так что источник передовых технологий, инноваций для Беларуси один — Запад.

И второй момент. Что бы там ни говорили, а правящая верхушка Беларуси распробовала на вкус независимость. Настолько, что фактически оттеснила от этого лозунга оппозицию. И защита суверенной автократии, где первое лицо — и царь, и бог, и воинский начальник (а не вассал Кремля), стала еще одним сильным соображением в пользу диалога с Европой.

Короче, на деле сюжет не совсем таков, каким видится кое-кому из Москвы: мол, хитрый Запад втихаря уводит синеокую республику. Минск и сам не дурак в смысле подстраховки. У него свои достаточно сильные резоны держаться за диалог с ЕС.

Так что процесс, пусть и со скрипом, пошел. Вряд ли его пустят под откос страсти вокруг Евронеста. Хотя это наверняка не последняя заморочка. Обратите внимание, каков ход мыслей у представителей властей предержащих: хорошо Алиеву, у него нефть! Забей у нас фонтаны черного золота — вмиг бы подобрела чертова Европа с ее двойными стандартами!

И, кажется, даже в голову не приходит другая опция. Без фонтанов. Да сделайте вы просто нормальные выборы!

Поделиться: