О том, готово ли наше общество к отмене смертной казни и когда можно ожидать подвижек в этом вопросе от парламента, в студии TUT.BY в рамках программы “Буква закона” рассуждали Денис Алейников, старший партнер юридической группы “АргументЪ”, и Николай Самосейко, председатель Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания Беларуси по законодательству и судебно-правовым вопросам. 

Для того чтобы задать базовую почву нашей дискуссии, хотел бы спросить у вас, по каким статьям Уголовного кодекса в качестве меры ответственности у нас применяется смертная казнь?

В настоящее время в Уголовном кодексе предусмотрено несколько составов, по которым может назначаться смертная казнь: это ч. 2 ст. 122 “Развязывание либо ведение агрессивной войны”, ч. 2 ст. 124 “Убийство представителей иностранного государства”, ст. 126 “Международный терроризм”, ст. 127 “Геноцид”, ст. 128 “Преступления против безопасности человечества”, ст. 134 “Применение оружия массового поражения”, ч. 3 ст. 135 “Нарушение обычаев и законов ведения войны, связанные с убийством лиц”, ч. 3 ст. 139 “Убийство при отягчающих обстоятельствах”, ч. 3 ст. 289 “Терроризм, сопряженный с убийством”, ч. 2 ст. 356 “Измена государству, сопряженная с убийством”, ч. 3 ст. 357 “Заговор и иные действия, совершенные с целью захвата государственной власти, повлекшие гибель людей”, ст. 359 “Террористический акт”, ч. 2 ст. 360 “Диверсия”, ст. 362 “Убийство сотрудников органов внутренних дел при выполнении им общественного долга по охране общественного порядка”.

Из этих четырнадцати статей двенадцать могут применяться в мирное время, две из них – только в военное. На практике в подавляющем большинстве случаев, начиная с 1961 года, смертная казнь назначалась лишь за убийство при отягчающих обстоятельствах. С 1981 года она применялась только за убийство при отягчающих обстоятельствах.

Если говорить о статистике, как часто назначается смертная казнь как мера наказания?

У нас есть данные, начиная с 1961 года. В указанном году осужденных лиц к исключительной мере наказания, по вступившим в законную силу приговорам судов, было 43 человека. Далее эта цифра варьируется в пределах 10-15 человек на снижение в год. Если за отправные точки взять моменты, когда наша республика обрела независимость, был избран президент и прошел референдум, то в 1997 году, после проведения референдума, было осуждено смертной казнью 46 человек, в 1998 году – 47. После этого резко приговоры судов по смертной казни пошли на снижение, и в 2008 году было приговорено к смертной казни два человека, в 2009 году – два человека. То есть назначение смертной казни сократилось в 23 раза.

Мнения: Общество пока не готово к отмене смертной казни (видео)

С чем может быть связано такое резкое снижение применения данной меры наказания?Мнения: Общество пока не готово к отмене смертной казни (видео)

В первую очередь, это связано с тем, что в 1997 году была введена альтернатива смертной казни – пожизненное заключение.

Сегодня одним из основных доводов противников смертной казни является вероятность совершения судебной ошибки, которая, при применении данной меры наказания, не может быть исправлена. Были ли в практике Беларуси как суверенного государства или БССР случаи судебной ошибки, сопряженные с назначением смертной казни?

В судебной практике Беларуси как суверенного государства таких случаев не было. В практике судов БССР был один случай, который лег пятном на всю тогдашнюю судебную систему, – случай с осуждением Геннадия Михасевича. Он был обвинен и осужден в совершении ряда убийств, сопряженных с изнасилованием, в 1987 году, но за ряд преступлений, за которые осудили Геннадия Михасевича, ранее, в период с 1971 по 1984 годы, было осуждено 14 человек, к одному из которых была применена высшая мера наказания.

Беларусь – это европейское государство, мы находимся между Россией и Европой. Как на сегодняшний день обстоит ситуация со смертной казнью в Европе?

В Европе смертная казнь отменена во всех 46 странах, 47-й страной Европы является Беларусь. С принятием Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод 4 ноября 1950 г. началось поступательное движение стран Европы в сторону отмены смертной казни. Постепенно все страны Европы ратифицировали Протокол № 6 Конвенции, принятый 28 апреля 1983 г., который предусматривает отказ от смертной казни в мирное время. Большинство государств также ратифицировало Протокол № 13, который предусматривает отмену смертной казни и в военн
ое время.

Каков общий тренд в мире в отношении смертной казни?

На сегодняшний день в мире в 86 странах, в том числе и в США, Китае, Японии, сохраняется смертная казнь. Из 192 государств – членов ООН 95 отменили смертную казнь полностью, девять государств оставили ее за исключительные, особо тяжкие преступления, 35 государств отменили казнь на практике, сохранив в законе. Получается, что 139 государств – членов ООН так или иначе отменили смертную казнь.

На африканском континенте из 53 государств 15 стран смертную казнь отменили полностью, 23 не применяют на практике. На американском континенте с 2003 года только США применяют смертную казнь в регионе Северной и Южной Америки, но уже и США поэтапно движется к решению вопроса об отмене смертной казни. Больше всех применяют смертную казнь Китай, Иран, Саудовская Аравия, среди членов ООН – Беларусь и США. Так, в 2008 году 93% всех смертных казней в мире приходилось на пять государств.

Как обстоит ситуация в бывших советских республиках?

На момент распада Союза все союзные республики сохраняли смертную казнь. Впоследствии Армения, Азербайджан, Грузия, Кыргызстан, Молдова, Туркменистан, Украина и Узбекистан отменили смертную казнь в законодательном порядке. В Таджикистане и России, а также на непризнанных территориях Приднестровья, Абхазии, в Казахстане, Северной Осетии введен мораторий на исполнение смертной казни.

Какова сегодняшняя ситуация в Российской Федерации? Там более десяти лет назад был введен мораторий, а в конце прошлого года заново началось обсуждение вопроса о статусе данной меры наказания.

Смертные приговоры в России не выносятся и не исполняются с сентября 1996 года, когда президент России Борис Ельцин подписал указ о поэтапном сокращении смертной казни в связи со вступлением России в Совет Европы. В 1997 году был подписан Протокол № 6 Конвенции по правам человека. Он был подписан, но не ратифицирован.

Кроме того, десять лет назад высшая судебная инстанция России также признала неконституционным вынесение смертных приговоров, мотивировав это тем, что не везде в России есть суды присяжных, уполномоченных на вынесение смертных приговоров.

Этот мораторий распространялся на все регионы Российской Федерации, и на 2007 год единственным регионом, в котором этот мораторий не действовал, была Чеченская Республика. В январе 2007 года этот институт должен был быть введен и в Чечне, но, по известным причинам, этот срок был отодвинут на три года – на 1 января 2010 г. В связи с этим 19 ноября 2009 г. Конституционным судом было вынесено решение о продлении моратория на смертную казнь, причем было указано, что в течение десяти лет сложился легитимный конституционно-правовой режим, в рамках которого происходит необратимый процесс, направленный на отмену смертной казни как исключительной меры наказания – меры наказания, носящий временный характер и рассчитанный на некоторый переходный период.

Россия в настоящее время находится в сложной ситуации, близкой к правовой ловушке. В России в настоящее время есть всплеск преступности, появляются более изощренные преступления, чем это было ранее, большая часть общества настроена на возвращение смертной казни, равно как и значительная часть депутатов Государственной Думы. И если в настоящее время внести на ратификацию этот подписанный Протокол № 6, я думаю, никто не сможет гарантировать, что этот протокол не окажется провальным, как и многие решения, которые в последнее время рассматривает Государственная Дума. Я бы это назвал политическим самоубийством: в этом случае смертная казнь должна будет применяться, автоматически аннулируется членство в Совете Европы и Европейском Суде.

Учитывая тот правоприменительный опыт, который уже сложился в Российской Федерации, и учитывая тот факт, что между Европой и Россией мы – единственная страна, в которой применяется смертная казнь, проводим ли мы какие-то межпарламентские консультации с Россией по вопросу о том, что делать в будущем с институтом смертной казни?

Нет, с Российской Федерацией мы таких консультаций, по крайней мере, официально, не проводим.

А если говорить о каких-то европейских органах? Есть ли общение и обсуждение этого вопроса?

С европейскими органами такие контакты есть, причем как по инициативе Совета Европы, Парламентской Ассамблеи Совета Европы, так и по инициативе белорусской стороны. Например, в феврале 2009 года нашу страну посещала делегация ПАСЕ во главе с председателем комиссии ПАСЕ п
о политическим вопросам Йороном Линдбладом. В результате визита было объявлено, что специальный докладчик по Беларуси Андреа Ригони намерен внести предложение о восстановлении статуса специально приглашенного для Беларуси на сессии Ассамблеи в июне. В мае этого же года за возвращение Национальному собранию Беларуси статуса спецприглашенного политическая комиссия ПАСЕ проголосовала, однако 23 июня 2009 г. на сессии ПАСЕ в Страсбурге было принято решение о возвращении Беларуси статуса на год при условии введения моратория на смертную казнь.

То есть вопрос из социальной, правовой и моральной плоскости перешел и в политическую? Парламенту нужен статус, и этот статус ПАСЕ готово возвратить только при условии введения моратория на смертную казнь?

Процесс обсуждения возможности введения в Беларуси моратория на смертную казнь либо ее полной отмены идет очень давно. Но нужно знать менталитет белорусов: после того, как со стороны ПАСЕ Беларуси был фактически предъявлен ультиматум, процесс прошлым летом застопорился. Сейчас он опять набирает силу, но он никак не связан с предъявленными условиями. Мы рассматривали этот вопрос еще до этого. Ситуация с ультиматумом ПАСЕ в определенной мере отрицательно повлияла на процесс обсуждения этого вопроса, несколько его затормозила.

Применение в стране смертной казни препятствует нашему вступлению и в Совет Европы. Стремимся ли мы в Совет Европы и рассматриваем ли мы смертную казнь в качестве препятствия?

Данный вопрос не касается процесса сближения с европейскими институтами. Внешняя политика Беларуси многовекторная, мы никогда не ставили никаких условий и не поддавались никакому давлению ни со стороны Европы, ни со стороны России, ни со стороны Востока. Главный критерий в этом вопросе – это выгода для народа Беларуси, чтобы этот процесс не причинил ущерб интересам страны. Во внешней политике мы исходим лишь из этого.

Из чего мы будем исходить при принятии решения о, возможно, отмене смертной казни либо введении моратория на смертную казнь? В этом вопросе уже нельзя исходить из принципа, выгодно ли это нам или нет. Многие сторонники применения смертной казни в качестве аргумента за ее сохранение указывают, что государству экономически невыгодно всю жизнь содержать преступников в тюрьмах на налоги населения.

Я бы никогда не ставил на чаши весов жизнь человека и экономическую выгоду. Следуя логике респондентов, можно зайти очень далеко: тогда и пожизненное заключение невыгодно, и 25, и 15 лет содержания в тюрьме невыгодно. В таком случае, нужно или ко всем преступникам применять смертную казнь, или отпустить их. Это два несовместимых аспекта – жизнь человека и экономические соображения.

Что можно сказать о нашем уголовном законодательстве с точки зрения европейских взглядов не только в части применения смертной казни, а, например, о соответствии его заключенным нами международным договорам, международным стандартам? Готовы ли мы с точки зрения законодательной базы к принятию решений на уровне европейских принципов?

Что касается соответствия международным договорам, то наше законодательство абсолютно им соответствует. Поскольку Беларусь, являясь участником Конвенции по правам человека, Протокол № 6 не подписывала, и, соответственно, не ратифицировала, она не брала на себя обязательства в этой части. Кроме того, ст. 6 Международного пакта о гражданских и политических правах, участником которого является Беларусь, гласит, что каждое государство гарантирует своему гражданину право на жизнь. Часть вторая указанной статьи говорит о том, что в странах, где смертная казнь не отменена, смертные приговоры могут выноситься только за самые тяжкие преступления, только в соответствии с законом, действовавшим на момент совершения преступления, и только во исполнение окончательного приговора, вынесенного компетентным судом.

Что касается резолюций Совета Европы, Парламентской Ассамблеи Совета Европы, ООН о поэтапном сокращении смертной казни, введения моратория, отмене, то они носят для Беларуси, как и для всех стран, рекомендательный характер. Кроме того, в Конституции Беларуси, в Уголовном кодексе нашей страны закреплено указание о временном характере смертной казни. Но период времени четко не определен.

В 1996 году был проведен референдум, который показал, что белорусы против отмены смертной казни. Что, по вашему мнению, изменилось за эти почти тринадцать лет? Готово ли сегодня белорусское общество ил
и, по крайней мере, большая его часть, к отмене смертной казни либо к введению моратория?

За время, прошедшее после референдума, произошло снижение вынесенных смертных договоров в 23 раза. После подписания в мае 2002 года государствами – членами Совета Европы Протокола № 13 об отмене смертной казни не только в мирное, но и в военное время, в июне в Палате представителей Национального собрания Беларуси проходили парламентские слушания по политико-правовой отмене смертной казни в Беларуси с участием ПАСЕ. Результатом этих парламентских слушаний явились рекомендации правительству, государственным структурам, социологам и ученым по указанному вопросу.

В марте 2004 года Конституционный суд Беларуси рассмотрел вопрос о соответствии Конституции республики, положений Уголовного кодекса международным договорам, регулирующим применение смертной казни. После заключения Конституционного суда, который сказал о временном характере смертной казни, в июле 2006 года эти положения были закреплены и в двух статьях Уголовного кодекса.

Все это является объективными предпосылками для обсуждения вопроса об отмене смертной казни или введении моратория.

Что касается субъективных факторов, то, действительно, в 1996 году на референдуме за сохранение смертной казни высказалось 80,44% населения, участвовавшего в референдуме. На сегодня эта цифра не является статичной. Например, по результатам социологического опроса, проведенного Независимым институтом социально-экономических и политических исследований Вильнюса, на девятое августа 2009 года за отмену смертной казни высказалось 44,2% белорусских респондентов, против – 47,8%, однозначного ответа не дали 8%. Вместе с тем, я бы подчеркнул, что аналитики указанного института говорят, что отношение к смертной казни в XXI веке является своеобразным тестом на принадлежность цивилизованному миру, если под ним понимать мир западной демократии. Если в таком контексте вопрос ставился респондентам, то объективность этого опроса вильнюсского института лично у меня вызвала сомнения. Причем приблизительно в это же время, летом 2009 года, я лично принимал участие в одной из телепередач ток-шоу “Выбор” по проблематике смертной казни, и данные за и против отмены смертной казни в начале передачи распределились приблизительно 20:70, а в конце передачи, после обсуждения, уже 30:60. При этом многое зависит и от того, как поставить вопрос. Например, я уверен, что если кроме “за” и “против” в опросник ввести пункт “пожизненное заключение”, которого, кстати, не было в УК на момент проведения референдума, то, наверное, количество “за” сократится.

Исходя не только из геополитического положения, но и исторически у Беларуси во многом свой путь. С одной стороны, на западе у нас есть 46 стран, отменивших смертную казнь, у нас есть Россия, которая ввела мораторий на смертную казнь и находится сейчас в затруднительном положении, на востоке есть держащий пальму первенства Китай, Иран, Саудовская Аравия, где повсеместно применяют смертную казнь. Поэтому я бы считал, что у Беларуси свой путь. В подавляющем большинстве в странах Европы вопрос об отмене смертной казни был принят вопреки общественному мнению. Впоследствии общественное мнение трансформировалось, и в настоящее время соцопросы показывают, что общество поддерживает вопрос отмены смертной казни. Но Беларусь, на мой взгляд, должна путем информирования общества добиваться равновесия, чтобы и общество пришло к осознанию этого вопроса.

Вы сказали, что социологи по отношению к вопросам о смертной казни определяют, можно ли страну, общество отнести к цивилизованному миру. Но ведь в США применяется смертная казнь. Получается, что Штаты не относятся к цивилизованному миру, какими бы демократичными они себя ни называли?

Я думаю, всем уже набило оскомину выражение о том, что США – это страна двойных стандартов. Если США считают себя цивилизованным, демократическим обществом, а кого-то нет, то это не значит, что так оно и есть.
Обратите, кстати, внимание, что по криминологическим исследованиям сохранение смертной казни стимулирует агрессию и в общественном правосознании. Срабатывает тезис “может государство – значит, при определенных обстоятельствах могу и я”. И именно здесь ярким примером являются США, где признано уже, что применение смертной казни очень сильно развило чувство агрессии у американского населения, да и самого государства США и внешние, и внутренние функции уже являются агрессивными.

Вот вы упомянули, что
применение смертной казни государством провоцирует рост агрессии и у общества. Но общество смотрит на государство, а вправе ли государство убивать гражданина даже за совершенное им убийство, ведь один из христианских принципов гласит “Не убий!”? Да и вообще убийство это Богом караемое деяние…

Вопрос о том, вправе ли государство применять смертную казнь, относится к компетенции конкретного государства, исходя из конкретной социально-экономической ситуации. Как ни парадоксально, но дохристианская Русь вообще не знала института смертной казни. Ее закрепление в уголовном законодательстве произошло благодаря византийскому, а позднее и западноевропейскому влиянию.

Что касается Богом караемого деяния, я бы предложил задуматься над следующим тезисом: убийца по христианской религии предстает на Страшном суде как убийца, если его самого не лишили жизни. В противном случае он предстает как жертва.

Буквально недавно в прессе появилась информация о том, что правозащитники подали обращение в парламент на предмет рассмотрения возможности отмены смертной казни. Как парламент отреагировал на это обращение? Будет ли рассмотрение данного вопроса и когда это может произойти?

Я бы не связывал рассмотрение этого вопроса парламентом с обращением правозащитников. Предпосылки к рассмотрению данного вопроса уже давно имелись, и работа в данном отношении давно идет. Возьму на себя смелость сказать, что если бы не ультиматум ПАСЕ, то рабочая группа была бы создана еще летом прошлого года. В настоящее время данный вопрос получает свое развитие, и, думаю, в самое ближайшее время, до начала весенней сессии, в парламенте будет создана рабочая группа для рассмотрения вопроса о возможности отмены смертной казни.

Если будет принято решение о проведении парламентских слушаний, какую цель они будут преследовать? Как можно использовать полученный на них результат? Как этот результат будет влиять на принятие решения в вопросе о смертной казни?

Результат парламентских слушаний может напрямую повлиять на принятие или отторжение такого решения. Ведь парламентские слушания 2002 года послужили толчком для заключения Конституционного суда и последующих внесений изменений в законодательство в вопросе о смертной казни.

Какой орган будет принимать решение, и как это может выглядеть технически с точки зрения правовых механизмов?

Правовой механизм введения моратория или отмены смертной казни это вопрос второй, технический. Для того чтобы решить вопрос второй, нам нужно решить вопрос первый, который мы и обсуждаем, – готовность общества.

Если говорить о правовом механизме, то тут есть достаточно путей: это и подписание и последующая ратификация Протокола № 6 Европейской конвенции 1950 года, это и введение временного моратория президентом либо парламентом, это и внесение изменений в Уголовный кодекс. Но как бы то ни было, это вопрос второй.

Какова ваша личная точка зрения на вопрос о смертной казни?

Этого вопроса я и ждал. Я за отмену смертной казни. Можно говорить и про тех, кто за отмену, и про тех, кто против, можно опровергать либо поддерживать приводимые аргументы, но разговаривать на эту тему нужно. По моему глубокому убеждению, победивших в данном споре быть не может: доводы каждой стороны заслуживают внимания в той или иной степени.

Общество воспринимает смертную казнь как акт социальной мести. Не создаст ли мораторий или отмена казни социальную напряженность?

Мораторий – это временная мера: его можно ввести, посмотреть на ситуацию, и при необходимости от него можно отказаться.

В теоретическом и правовом аспектах сохранение смертной казни – это элемент, который несовместим с сущностью правосудия, поскольку правосудие, основанное на мести, – это не правосудие.

Основной аргумент за отмену смертной казни – это отсутствие явно обоснованных, безусловно неоспоримых и весомых аргументов против. Я считаю, что достаточной мерой наказания за содеянное преступление может стать пожизненное заключение.

Поделиться: