– 2009 год оказался разрушительным для белорусско-российских отношений, – считает политолог. – Потому что в связи с отказом Беларуси поддержать Россию в вопросе признаия Абхазии и Южной Осетии оказалась подорванной политическая интеграция. Случилась парадоксальная ситуация, когда одна страна из Союзного государства признает эти государства, а другая – не признает. Кроме того, Беларусь поддерживает отношения с Грузией. Страной, которая не является членом СНГ. Но с ней вводится безвизовый режим, граница открыта. Это все наложило отпечаток на взаимоотношения между Москвой и Минском. Не в том плане, что это был какой-то торг. Торга не было. А то, что одно из форматных условий союзнических отношений между Россией и Беларусью было нарушено. Далее Беларусь вошла в «Восточное партнерство» и опять-таки оказалась в довольно странном состоянии. Она с одной стороны находится в интеграционном проекте с Россией, с другой – в проекте с Евросоюзом. Учитывая то, что Евросоюз и Россия между собой никаких особых совместных проектов не строят. Возникла вот такая ситуация, которая резко усилила тенденции между Москвой и Минском на разрыв. Третий важный момент – это то, что Россия с мая этого года прекратила кредитование белорусского режима, фактически передав все эти функции Западу. Этот год практически все кредиты Минск и получает оттуда. И четвертое. Итоги Высшего госсовета и появление Беларуси в числе учредителей таможенной зоны ЕВРАЗЭС – это то, что Беларусь попытается каким-то путем сохранить так сказать эксклюзивное особое положение в отношении связей с Востоком, рассчитывая выступить в роли транзитера. И пятый момент. В этом году закончились практически все формальности по поводу оформления Москвой «северноего потока». До его ввода остается буквально год с чем-то. Это резко меняет транзитный статус Беларуси. Белорусская власть остановить этот процесс не смог. А это скажется на всей роли и востребованности республики. Так что этот год был во многом поворотным.

– А какие положительные моменты в отношениях вы видите?

– Вышли на Таможенный союз, который, впрочем, представляет из себя еще массу проблем и толком не прописан. Там очень много политики и очень мало реальной экономики. Это проверка на прочность, политику. То есть, здесь тоже будут сложности. Хотя Беларусь в этом проекте решает свои тактические и стратегические задачи. Вот сейчас получить то и это. Ночь простоять и день продержаться. Это, конечно, не стратегия.

– Изменятся ли белорусско-российские отношения?

– Изменятся. Начинается вход Беларуси в предвыборную кампанию. Год будет решающим для оформления четвертого срока Александра Лукашенко. Конечно, будет решаться вопрос о поддержке со стороны России, учитывая крайне крохотное финансирование со стороны «Восточного партнерства». По этой причине формула белорусской власти сохранится. А как будет себя вести Кремль во время этой предвыборной кампании – покажет время. Возможно, будет максимально дистанцироваться. Активное участие на политической арене Беларуси может позволить себе только Евросоюз, НАТО… Когда Москва там начинает работать, поднимается крик. А вообще, Кремль будет ориентироваться на белорусский политический класс. Если он и дальше будет ждать, что Москва кого-то за него выберет, то Кремль поддержит хоть черта. Им-то ведь не жить в Беларуси. За белорусов делать никто ничего не будет. Конечно, многое зависит от нефти, но… Повторюсь, Кремль поддержит того, кого будет поддерживать белорусская политическая элита.

Поделиться: