Что сдерживает американскую сторону в принятии решения о полной их отмене?

– Приостановка санкций в отношении двух белорусских предприятий была сделана в ответ на решение об освобождении политзаключенных. К этому необходимо также добавить тот факт, что две независимые газеты были включены в систему государственного распространения. Мы приветствовали и другие недавние заявления белорусской стороны. В частности, белорусское правительство говорило о возможности замены уголовной ответственности на административную по статье 193.1 Уголовного кодекса (ответственность за деятельность от имени незарегистрированной организации – ИФ), о предоставлении доступа к системе распространения других негосударственных, в частности, 12 региональных печатных изданий. Также шли разговоры об упрощении регистрации политических партий, общественных организаций. Мы приветствуем такие разговоры, но не видим никаких действий, не видим конечного результата.

Возвращаясь к первому примеру, когда принятый белорусскими властями шаг привел к определенным действиям с нашей стороны, следует отметить, что реальные шаги белорусской стороны по вышеизложенным позициям вызовут и с нашей стороны определенную реакцию. Пока же наша политика останется неизменной до тех пор, пока эти изменения не произойдут.

– Евросоюз увидел некоторый прогресс в действиях белорусских властей и принял ряд решений по налаживанию диалога с Минском. Готовы ли США посоревноваться с ЕС в решении “белорусского вопроса”?

– Во-первых, речь не может идти о соперничестве. Позиции США и европейских государств в отношении Беларуси основаны на одних принципах.

Мы приветствуем программу Восточного партнерства и участие в ней Беларуси. При этом я хотел бы подчеркнуть, что мы также открыты для диалога с Беларусью, как и с любым другим государством. США открыты для многогранных отношений и существует много сфер, где сотрудничество возможно. Ведь мы поддерживали такие отношения в прошлом. Но необычная ситуация, связанная с нахождением в Минске только пяти наших дипломатов, осложняет этот процесс.

Если же возвращаться к вопросу санкций, то общее мнение таково, что ситуация, которая привела к ним, пока не изменилась. Кстати, я услышал подтверждение этому в Брюсселе на прошлой неделе. Мы тесно сотрудничаем с европейцами, начиная от встреч на высоком уровне и заканчивая встречами на уровне послов ЕС в Минске. Когда люди смотрят на Соединенные Штаты и Евросоюз, то они иногда путают процесс с содержанием. США – суверенное государство, которому не нужен консенсус при принятии решений по санкциям с открытой датой. Это то, что отличает США от ЕС, в который входят суверенные государства, которые ценят свой суверенитет и поэтому не склонны делегировать Евросоюзу окончательное решение по санкциям с неопределенной датой их окончания. И Европейский союз, и США отреагировали на позитивные шаги Беларуси, о которых я упоминал. ЕС сделал это в отношении визового вопроса, а Соединенные Штаты приостановили санкций в отношении двух белорусских предприятий.

– Могут ли в ближайшее время стороны придти к компромиссу по поводу восстановления полноценной работы посольств двух государств?

– Во-первых, с нашей стороны нет никаких ограничений по количеству белорусских дипломатов, которые могут работать в США, и мы не связываем этот вопрос с вопросом санкций. Это могут быть, например, 50 или 100 дипломатов. Мы, однако, ограничены возможностью присутствия в Минске пятью дипломатами. С сожалением отмечаю, что ограничение численности персонала не позволяет нам вести более тесную работу с Беларусью. В этом контексте я хотел бы принести извинения гражданам Беларуси, которым в связи с данной ситуацией мы не можем в полной мере оказывать визовые услуги. Это представляет для белорусских граждан неудобства, потому что они вынуждены по визовым вопросам выезжать в Москву, Киев, Санкт-Петербург.

Вместе с тем, отмечу, что у нас с белорусским правительством сейчас идет непрекращающийся диалог, который, мы надеемся, приведет нас к успеху.

– Можно ли предполагать, что нынешнее состояние двусторонних отношений будет оставаться без изменений до проведения в Беларуси очередных президентских выборов?

– Для улучшения наших отношений не обязательно дожидаться предстоящих в республике президентских выборов. Есть много областей, сфер, где мы можем сотрудничать уже сейчас, и мы готовы вести открытый диалог, если белорусское правитель
ство готово к такому сотрудничеству. Например, на днях в МИД Беларуси я обсуждал транснациональную проблему торговли людьми. Мы приветствуем деятельность Беларуси по решению проблемы этой современной формы рабства в мире. Как и в США, в Беларуси активно реализуется программа по расширению осведомленности людей об этой проблеме.

Начиная с 2005 года, США при посредничестве Международной организации по миграции уже предоставили помощь в размере почти 2 млн. долларов на то, чтобы белорусские общественные организации могли оказывать поддержку людям, ставшим объектами торговли. За последние четыре года США выделили 4 млн. долларов на поддержку реализации благородной цели белорусского правительства – предоставить детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, возможность проживать в семьях.

– В настоящее время сотрудничество по линии оздоровления белорусских детей в США приостановлено. Как скоро страны смогут вернуться к нему?

– Такова ситуация на сегодняшний день, мы сожалеем об этом. В настоящее время юристы в Вашингтоне и Минске работают над текстом соглашения, чтобы белорусская и американская стороны могли продвинуться в этом вопросе и восстановить эти программы. Я не могу комментировать ход работы над этим соглашением, потому что не являюсь частью этого процесса. Но замечу, что этот процесс ничем не отличается от того процесса, который прошли другие страны.

– По итогам предыдущих избирательных кампаний в Беларуси американская сторона разделяла позицию ОБСЕ о необходимости совершенствования избирательного законодательства. Знакомы ли вы с поправками, вносимыми в Избирательный кодекс, и в какой степени они соответствуют озвученным ранее пожеланиям?

– Замечу, что страны самостоятельно принимают решение о членстве в ОБСЕ, никто им этого не навязывает. Но членство в этой организации также означает принятие ее членами определенных обязательств. Мы надеемся, что эти государства будут следовать этим нормам и обязательствам.

Мы приветствовали шаги Беларуси по установлению весной этого года диалога по предполагаемым изменениям и дополнениям в избирательное законодательство с Бюро демократических институтов и прав человека (БДИПЧ) ОБСЕ, оппозиционными политическими партиями и неправительственными организациями. Однако, к сожалению, это сотрудничество с общественностью не нашло продолжения. Как заявил глава БДИПЧ ОБСЕ, белорусская сторона не представила на обсуждение предполагаемые изменения согласно ранее достигнутым договоренностям. Кроме того, даже после того, как некоторые возможные изменения были предварительно объявлены, одно из них было отменено. Речь идет о предоставлении наблюдателям возможности непосредственно наблюдать за подсчетом голосов.

Широкое участие в процессе обсуждения избирательного законодательства очень важно. Мы надеемся на лучшее, открыто делясь своим видением с белорусским правительством.

– Судя по всему, конгрессом США осталось незамеченной просьба президента Лукашенко об отмене Акта о демократии в Беларуси, которую он высказал на встрече с американскими конгрессменами в июне. Почему вы считаете невозможным принятие такого решения?

– Существует заблуждение по этому вопросу. Акт о демократии в Беларуси был принят еще в 2004 году. Это было мнение конгресса, этот Акт не является обязательным для исполнительной власти. Существует мнение, что санкции являются следствием принятия этого Акта. Это не так. Санкции были введены по итогам президентских выборов в 2006 году, и это было решение правительства США. Это важно понимать в нашем диалоге с белорусской стороной, важно понимать, что на самом деле привело к появлению санкций. Акт о демократии в Беларуси не является этим механизмом.

– Белорусские власти полагают, что нормализации белорусско-американских отношений могло бы способствовать развитие сотрудничества в торгово-экономической сфере? Сегодня возможно повышение уровня деловых отношений между странами?

– Как я уже говорил, мы приветствуем сотрудничество в различных сферах, в сфере бизнеса в том числе. Но при этом отмечу, что в развитии деловых связей правительство США играет маленькую роль. Наша роль заключается в содействии обмену информацией.

В настоящее время рассматривается возможность приезда в Беларусь группы представителей американского агробизнеса весной следующего года. Но при условии, если к этому будет проявлен интерес со стороны представителей самих дело
вых кругов. В конечном итоге, именно они оценивают возможные риски инвестирования своих средств.

Если Беларусь хочет создать благоприятную для инвесторов среду, то хорошими партнерами в этом начинании являются МВФ и Всемирный банк. Для иностранных инвесторов основой предоставления товаров и услуг является развитый сектор малого и среднего бизнеса. Мы говорим белорусским властям о своей заинтересованности в содействии его развитию и готовы, в частности, оказать поддержку образованию в сфере делового администрирования (MBA) на университетском уровне на английском языке. Это важно, поскольку английский язык является средством общения в международных торговых отношениях.

Еще одним важным вопросом является вопрос приватизации – прозрачной, на основе настоящей конкуренции. Первые шаги в приватизации будут очень сильным сигналом того, как в целом будет проходить данный процесс, будет ли создана конкурентная среда. Чем больше будет создано возможностей для роста частного сектора, тем больше американских бизнесменов будут находить здесь возможности для работы.

– В свое время Минск позитивно отозвался о позиции США в вопросе реализации программы сотрудничества между Беларусью и МВФ. Считаете ли вы целесообразной подготовку новой программы stand-by для Беларуси?

– Конечно, решение будет принимать белорусская сторона. С нашей точки зрения, подписание нового соглашения по программе stand-by стало бы позитивным шагом для Беларуси. В идеале переход от одной программы к другой должен быть плавным, без разрыва. Чем скорее начнутся обсуждения, тем лучше. Но насколько я знаю, белорусское правительство публично высказывает неопределенную точку зрения по этому вопросу. Время покажет.

– Беларусь хотела бы интенсифицировать переговорный процесс по вступлению в ВТО. США могут этому способствовать?

– Многое зависит от того, каким образом Беларусь намерена присоединяться к ВТО – в ходе двусторонних переговоров или же таможенным союзом. Исторически страны вступали в ВТО по отдельности, потому что процесс присоединения к организации представляет собой сложный механизм переговоров со всеми участниками ВТО. Всегда существуют вопросы к стране, желающей вступить в ВТО. Как будет проходить процесс вступления трех стран, их переговоры с членами ВТО, сложно сказать.

– Как США относятся к развитию военного альянса Беларуси и России?

– Это – вопрос двусторонних отношений Беларуси и России. Не в моей компетенции их комментировать.

– Удалось ли вам за пока небольшой период работы в Беларуси наладить контакты с белорусскими чиновниками, представителями гражданского общества, простыми людьми?

– Моя роль здесь в качестве дипломата ничем не отличается от роли дипломата в любой другой стране. Общество состоит из всех тех групп, которые вы упоминали. Если бы я разговаривал только с одной из этих групп, то я бы не получил полную картину происходящего в Беларуси. Моя первая официальная встреча произошла с чиновником из администрации президента. Во время этой встречи мы согласились, что моя роль дипломата заключается в общении с представителями всех этих групп белорусского общества. Я благодарен, что существует понимание этой роли. Я общаюсь и с государственными чиновниками, и с представителями политических партий, общественных организаций. Беседую с друзьями и просто с людьми на улице. Такое общение необходимо для моей работы как дипломата.

Поделиться: