Информационная кампания, которая сделала бы вопрос о возможной отмене в Беларуси смертной казни более чувствительным для населения, будет проводиться в нашей стране в ближайшее время. Об этом сообщил Александр Лукашенко в интервью итальянской газете La Stampa. Но решающим в вопросе отмены смертной казни будет только мнение народа, которое он выскажет на референдуме, заявил Лукашенко.

Прокомментировать данное заявление белорусского правителя Euramost.org попросил известного юриста, правозащитника Белорусского Хельсинского комитета Гарри Погоняйло.

— Вы можете уже сегодня предсказать, каковы будут результаты подобного референдума по вопросу отмены смертной казни?

— Конечно, можно предсказать – народ проголосует за смертную казнь. Вообще, подобные вопросы выносить на референдум контрпродуктивно. Вопросы смертной казни больше лежат в плоскости политической, а не юридической. Или социологической. Поэтому, в сегодняшних условиях референдум приведет к результату, который известен и был предрешен в 1996 году. Есть чувствительные вопросы, которые нельзя спрашивать у людей. Люди всегда хотят жить в мире, спокойствии и защищенности. И готовы разорвать любого, кто посягает на эти их ценности, а тем более – на жизнь близких и друзей. Человечество так уж устроено и пока мы еще в больше степени не люди, а звери. Нужно провести огромнейшую работу, чтобы переубедить людей в их отношении к данному вопросу. Но в нашем государстве этим никто не собирается заниматься. Поэтому, референдум – это уход от тех политических обещаний, которые были даны европейским странам относительно принятия решения о введении моратория на смертную казнь.

— Но уход довольно таки интеллигентный в политическом плане…

— Совсем не интеллигентный! Это как раз грубый и непрофессиональный уход. Потому что специалисты прекрасно понимают, что подобные вопросы не решаются референдумами. Могу напомнить, что в 1996 году этот вопрос был искусственно внесен, что бы заставить народ сказать «да». Естественно, что наряду с ответом «да» на вопрос о «лукашенковской конституции», народ сказал «да» и на вопрос о сохранении смертной казни. Народ в этом вопросе не был воспитан вообще. Да и пропаганда шла таким образом, что противников смертной казни нельзя было услышать ни со страниц газет, ни с телеэкранов, ни в радиоэфире. Это была игра в одни ворота.

Более того, результаты того референдума по этим вопросам не были обязательными. И никаких конституционных изменений на законодательном уровне этот референдум не вносил. Поэтому, Лукашенко нагло врет своему народу и международной общественности относительно того, что он хочет услышать «глас народа» потому, что нельзя изменить правовую ситуацию. На правовую ситуацию тот референдум никоим образом не влиял.

— Значит, когда результатами нового референдума Лукашенко будет «тыкать» в лицо Западу, эти ваши аргументы можно будет подсказать европейцам?

— И мы это сделаем. Подскажем, что это просто идет игра. Наш руководитель очень любит морочить голову и дурака валять в политике. Хотя очень много говорит и излагает правильные вещи. Но говоря одно, он в уме думает другое, а делает третье.

— Как вы считаете, в «информационной кампании по вопросу отмены смертной казни», которую обещает провести Лукашенко, будет ли место для тех, кто выступает за ее отмену?

— Если бы были равные условия для разговора с людьми об отказе от смертной казни как для тех, кто за отказ, так и для тех, за ее сохранение, то разумные люди разумные аргументы восприняли бы. Но еще раз говорю – это очень эмоциональный вопрос, очень тонкий. Он ложится и на исторические традиции, и на культурные традиции, и на религиозные традиции народа. И неподготовленный народ, естественно, эмоционально проголосует за сохранение смертной казни. Тут одной информационной компанией не обойдешься. Надо к такого рода мероприятиям готовить народ исподволь и очень долго.

Поделиться: