Развал Советского Союза в Вискулях белорусский официальный лидер не единожды клеймил как страшное преступление. Если же под судьбоносным прецедентом имеется в виду создание СНГ, то, как известно, ныне пациент скорее мертв, чем жив.

Насколько оптимистичны президенты, настолько же скептичны независимые эксперты. Они отмечают: пока приняты лишь декларативные решения. Главные споры еще впереди.

Не случайно хозяин встречи сделал столько оговорок. Мол, ряд принимаемых в рамках таможенного союза решений «весьма чувствителен» для Беларуси. Более того, эти решения «не во всем несут позитивный эффект». Но Беларусь, как следовало из слов Лукашенко, пойдет на подписание документов даже в ущерб своим интересам, рассчитывая на то, что в будущем, когда заработает вожделенное единое экономическое пространство, эти жертвы окупятся с лихвой.

И еще оговорка: «Хуже всего будет, если окажется, что национальные, мелочные, сиюминутные интересы будут превалировать над общими интересами».

А кто, собственно, даст гарантию, что этот худший сценарий не реализуется? До сих пор, положа руку на сердце, именно так и происходило. Потому и завяла целая череда постсоветских интеграционных структур (к слову, и ЕЭП уже пробовали, но Украину этим пряником так и не прельстили).

Дьявол, как известно, прячется в деталях. Между тем ряд болезненных (их принято деликатно называть «чувствительными») вопросов слетевшиеся ныне в Минск президенты, чтобы не портить обедню, просто отодвинули на потом. Например, как следует из объяснений белорусского вице-премьера Андрея Кобякова, страны таможенной тройки «до 1 июля 2010 года продолжат переговоры о пошлинах на автомобили и нефть».

В общем, дело ясное, что дело темное.

А ведь для белорусской стороны принципиально важно, уступит ли Россия в цене на газ, отменит ли пошлину на нефть, подойдет ли по-божески к таможенному тарифу на иномарки (перспектива их резкого удорожания уже поставила на уши далекого от дебрей макроэкономики отечественного обывателя). Если без экивоков, то именно ради дешевых (ну хотя бы относительно дешевых) энергоресурсов Минск и влез в этот инициированный Москвой (и, как подсчитал Лукашенко, вдвое усиливающий позиции России) проект.

Экономический обозреватель Татьяна Манёнок предсказывает вязкий торг, когда каждая из стран тройки будет норовить выбить для себя более выгодные условия. Она напоминает: с 1995 года Россия и Беларусь пытались создать таможенный альянс в рамках своего союзного проекта, но так и не довели это дело до логического конца. И кто сказал, что сообразить на троих окажется легче? Ведь протекционистские замашки партнеров никуда не делись.

По мнению эксперта, «в подкорке у чиновников, похоже, сидит надежда, что в таможенном союзе удастся что-то выторговать, законсервировать экономическую ситуацию, спрятаться от реформ». Но такая консервация только затормозит крайне нужный нам процесс экономической модернизации. «Этот союз может стать пятым колесом в телеге, — говорит Татьяна Манёнок. — Логичнее было бы не отгораживаться, а сразу приближаться к правилам ВТО, условиям ЕС».

Возможно, именно это имел в виду и Лукашенко, когда сделал ремарку, что «таможенный союз не создает каких-либо принципиальных препятствий для участия наших государств в других международных экономических инициативах». Помните, летом, отвечая на вопрос австрийского журналиста, что для Минска приоритетнее — этот таможенный союз или зона свободной торговли с ЕС, белорусский руководитель продемонстрировал высший пилотаж прагматизма: «Для нас приоритет в том, что раньше мы можем реализовать».

Другой вопрос, что для экономической стыковки с Евросоюзом надо бы вступить в ВТО и вообще провернуть вагон и маленькую тележку всяких реформ. И еще вопрос: а далеко ли отпустит Москва, для которой этот таможенный союз — скорее даже политический проект, о чем откровенно говорят российские же политологи. А вот на «Восточное партнерство» — потенциальные ворота Беларуси в Европу — Кремль, хоть и делает хорошую мину, смотрит с очень заметным прищуром.

Да, между прочим, Медведев в Минске подчеркнул: впервые за последние годы стороны договорились о «передаче части национа
льного суверенитета наднациональному органу — комиссии таможенного союза, которая будет принимать решения о таможенных тарифах».

Лукашенко, как мы помним, яростно сопротивлялся всяким проектам конституционного акта союзного государства, в которых таилась угроза московского доминирования. По этой же причине была торпедирована идея единой валюты: в Кремль за зарплатой ездить — не дождетесь!

В упомянутой же комиссии у России — 57% голосов. Вы можете представить себе белорусского официального лидера, который берет под козырек, когда этот наднациональный орган примет решение, серьезно ущемляющее интересы гордой синеокой республики?

К слову, российское агентство ПРАЙМ-ТАСС в комментарии по горячим следам предостерегает от эйфории: «Не стоит забывать, что частенько подписанные документы откладывались в «долгий ящик», а договоренности забывались. Более того, стоит учитывать характер белорусского лидера, у которого «семь пятниц на неделе». А.Лукашенко был замечен в том, что молниеносно менял свое мнение, отношение и характеристики».

Короче, самые интригующие моменты эпопеи «Таможенный союз», пожалуй, еще впереди. И если кто-то в Москве уже пьет шампанское за удачу нового проекта, то не исключен похмельный синдром. Некогда, подписав союзный договор, уже били на счастье чарки в Кремле.

Поделиться: