А опыт по созданию генетических паспортов животных может быть использован и для создания генетических паспортов человека. Но пока это планы отдаленного будущего. В ближайшее же время повышенной отдачи от ученых-генетиков ждет народное хозяйство.

Как рассказала заместитель директора ИГЦ по научной и инновационной работе, руководитель группы молекулярной генетики животных Мария Михайлова, генетикой животных Институт занимается всего пятый год, но спектр работ уже немаленький.

Например, благодаря новым методам ДНК-диагностики заболеваний специалисты могут сделать генетический паспорт животного. Правда, пока подобная «паспортизация» проводится преимущественно в отношении крупнорогатого скота по заказу племенных предприятий.

Как пояснила Мария Михайлова, большинство наших племпредприятий покупает высокопродуктивных бычков за границей, «где они стоят тысячи долларов, и все они приезжают к нам с генетическим паспортом — это международный стандарт».

И если уже в нашей синеокой у «иностранного» бычка рождается сын, то племпредприятие должно обратиться в Институт цитологии и генетики для подтверждения того, что между завезенным когда-то быком и его уже белорусским «ребенком» существует родственная связь. Иначе бычок может получить статус «обычного» и отправиться на мясо. А «породистые» бычки приносят немалую прибыль хозяйствам. По словам Марии Михайловой, животное с генетическим паспортом, подтверждающим его высокопродуктивность, стоит в 3-4 раза дороже.

Создание генетических паспортов для быков и хряков — дело государственной важности и на сегодня основной профиль лаборатории генетики животных ИГЦ. Хотя в Институт нередко обращаются и владельцы домашних животных, которые хотели бы оформить генетический паспорт на своих любимцев. В соседней России, к примеру, такая практика уже получила широкое применение. ИГЦ же пока за такую работу не берется.

«Конечно, если кто-то купил кошечку за тысячу у.е., а тут выясняется, что эта кошечка абсолютно другой породы стоимостью в несколько раз меньше, то провести такую генетическую экспертизу было бы интересно. Но мы пока этим, увы, не занимаемся, — говорит биолог. — Когда мы получим аккредитацию, станем на ноги, и у нас будет больше сотрудников, тогда мы, возможно, и задумаемся над этим. Для такой работы нужны специалисты, которые как минимум должны знать породы животных».

Где же найти таких специалистов? «Дело в том, что наши сотрудники, учившиеся в университетах, получали лишь общее биологическое образование, — говорит М.Михайлова. — У них даже не указывается в дипломе, что они, например, специалисты по крупному рогатому скоту. Все нарабатывается в процессе практики. Поэтому узкой специализации по породам котиков нет тем более».

Еще один вопрос, стоящий на повестке дня лаборатории генетики животных ИГЦ — разнообразие дикой природы.

«Сейчас мы занимаемся такими объектами биоразнообразия как зубр, чайка, благородный олень и скоро вплотную займемся косулей», — говорит Мария Михайлова. Изучать генетику таких популяций, по мнению биолога, очень важно. Зубр, например, занесен в Красную книгу именно в виду исчезновения этой популяции из-за генетических свойств.

«По данным на 31 декабря 2008 года, в нашей стране было 846 зубров, но все они произошли всего лишь от 12 потомков, — рассказывает Мария Михайлова. — А это чревато имбридингом, т.е. скрещиванием близкородственных форм в пределах одной популяции организмов. Известно, что организм получает каждый ген в двух экземплярах — от отца и от матери. При инбридинге родители являются родственниками, у них слишком много одинаковых генов, в результате чего могут появляться побочные эффекты: болезненность животных, возникновение аномалий и уродств и, в конце концов, их измельчание».

Собственно, и здесь без генетического паспорта не обойтись, так как именно благодаря ему, по мнению ученых, можно подбирать пары таким образом, чтобы самец и самка состояли как можно в более далеком родстве, и лишь тогда они смогут родить здоровое потомство. «Только так можно увеличить необходимое для популяции генетическое разнообразие стада», — говорит Мария Михайлова.

Исследования двух последних лет фактически доказали экспансию Беларуси чайками. «Если 20 лет назад чайка была экзотическим животным, то теперь она очень часто встречается в Беларуси, — говорит Мария Михайлова. — Этот агрессивный вид белорусской фауны представлен у нас двумя видами: чайки с севера (серебристые чайки) и южные чайки (хохотуньи)».

По словам биолога, «морфологически эти виды не отличаются, но с помощью генетических методов мы нашли тот маркер, по которому их можно отличить».

Что ж, возможно, с получением дополнительной аккредитации в Институте генетики и цитологии вскоре разработают и освоят еще больше новых генетических методов, которые и пользу практическую хозяйствам принесут, и белорусскую флору с фауной рассмотрят детальней, да и о природе человека расскажут что-нибудь новое.


Поделиться ссылкой: