Эту проблему, актуальную сегодня и для Беларуси, поднял в пьесе «Нюрнберг» известный польский драматург Войцех Томчик. Пьеса была написана 6 лет назад, и недавно была переведена на белорусский и русский языки белорусским «Свободным театром».

Посольство Польши организовало приезд Войцеха Томчика в Минск, поскольку обратил внимание театра на эту пьесу Чрезвычайный и Полномочный посол Республики Польша в Беларуси Генрик Литвин. 18 ноября в здании диппредставительства состоялось знаковое событие – читка пьесы «Нюрнберг» актерами «Свободного театра» Олегом Сидорчиком, Мариной Юревич и Яной Русакевич под режиссурой Николая Халезина.

Первое чтение пьесы в Беларуси прошло в присутствии представителей посольств стран Евросоюза и демократической общественности.

Потрясающий и невероятно актуальный для постсоветского пространства текст польского драматурга имел огромный успех. Пьеса основана на реальных историях. Телеспектакль по этому произведению стал культовым драматическим произведением последних лет в Польше.

Главный герой пьесы – полковник спецслужб, который встречается с молодой журналисткой и просит ее инициировать «Нюрнбергский процесс»… над собой. Словами своего героя Войцех Томчик описывает страшные преступления, совершаемые властями коммунистической Польши: жестокие репрессии против активистов профсоюза «Солидарность», убийства и похищения людей, пытки и издевательства над инакомыслящими в тюрьмах, провокации спецслужб, которые затравливали людей до самоубийства, непробиваемая цензура в прессе и литературе, массовые доносы и предательство «во имя Польской Народной Республики»….

Многое из пьесы поляка Томчика до боли знакомо белорусам. Чего, например, стоят эти строчки для людей, которые прошли за свои политические взгляды тюрьмы или участвовали в мирных акциях протеста в Беларуси: «Пытки в подвалах спецслужб были еще изощреннее, чем в Гестапо. Я знаю, что говорю – я знаком с людьми, которые проводили процедуры и здесь, и там. А ОМОН? Парни из ОМОНа чувствовали себя полноценными только когда им в лица кричали: Гестапо! Гестапо!»…

А эти слова польского полковника, обращенные к своим соотечественникам, вполне можно отнести к высокопоставленным белорусам, которые покрывают фальсификации выборов, отдают преступные приказы разгонять мирные демонстрации, фабрикуют уголовные дела против оппозиционеров: «Это было большее зло. Это было самоубийство. В 1980-м люди выпрямились, подняли головы, стали жить по-человечески. А мы им перебили эти распрямленные спины. Сами себе их перебили… Перепутались понятия, мы научились на самих себя плевать, самих себя ненавидеть. Сами на себя смотрим, как на исторических неудачников»

И герои, и предатели, и лицемеры сегодняшней Беларуси – могут узнать себя в пьесе Войцеха Томчика:

«В Польше всегда есть какое-то подполье – последние лет двести, как минимум. А тогда в каждой порядочной школе или приходе появлялись какие-нибудь группы сопротивления. Клички, присяги, конспирация, самиздат, надписи на стенах…»

А это про провокатора из госСМИ: «Циничный сталинский прихлебатель. Он ведь, знаете, мой ровесник. Все были слишком молодые, чтобы подыхать в лесу, но слишком старые, чтобы верить в Сталина-Ясно-Солнышко».

«Нюрнберг» – пьеса о том, что нельзя забывать о совершенных диктаторскими режимами преступлениях: «Это идиотизм, называть убийство людей «ошибками и просчетами»….».

В интервью Charter97.org автор пьесы Войцех Томчик говорит, что решил написать «Нюрнберг», потому что «не мог выдержать лжи».

«Я был возмущен той ситуацией, которая существовала в Польше несколько лет назад, когда на телевидении, радио, в газетах стали появляться бывшие коммунистические функционеры, офицеры спецслужб, которые стали рассказывать, какой была «чудесной» жизнь при ПНР. Даже такие личности как Ярузельский до сих пор являются медийными личностями, часто выступают в СМИ, рассказывая, что жизнь при коммунистическом режиме была не так плоха. Я не мог этого выдержать этой лжи. Отвратительно, что преступления коммунизма до сих пор можно не были осуждены должным образом. Сегодня в Европе фашизм сравнивают с коммунизмом, и многие апологеты коммунизма говорят, что нельзя эти вещи сравнивать, потому что коммунистический режим не был таким жестоким и был более человечным. Но это вранье. У
ничтожены миллионы человек, а мы хотим об этом забыть! Но чтобы что-то забыть, нужно это хорошо знать. И главное – называть вещи своими именами. Преступления – преступлениями, смерть – смертью», – говорит драматург.

На вопрос, как была написана пьеса, Томчик отвечает: «Коммунисты испортили лучшие годы моей жизни. В Польше меня все время спрашивают: «Сколько времени ты сидел в архиве?» Ни одной минуты! Все эти истории я знаю от моей семьи, друзей, знакомых. От людей, которые пережили все это. Это истории, которые я слышу до сих пор».

В Беларуси пьеса «Нюрнберг» была удостоена специального приза жюри «Высказывание» IV Международного конкурса современной драматургии «Свободный театр».

«Мне понятно, почему в Беларуси так восприняли мою пьесу, почему она так близка белорусам. Здесь «Нюрнберг» звучит иначе, чем в Польше или Эстонии. Система, которая существовала в Польше 20 лет назад, в Беларуси существует до сих пор. Проблемы осуждения этих преступлений вас еще ожидают. Но люди будут друг другу рассказывать о пережитом, и память об этих преступлениях сохранится. Однажды какой-нибудь очень взволнованный писатель напишет об этом для Беларуси. И Беларусь, идущая к свободе, не должна повторять ошибок, которые были сделаны в Польше», — уверен Войцех Томчик.

Поделиться: