Согласно закону, молодежью в стране будут считать людей в возрасте 14-31 года, а для работы с данной категорией граждан в “государственных и иных организациях” вводятся должности “специалиста по работе с молодежью”. 

– Создание таких структур – это контроль над всем молодым активом, который рано или поздно, но может появиться на белорусских предприятиях, – говорит Сергей Антончик. – Сейчас экономическая ситуация ухудшается, и, конечно, молодые рабочие становятся более радикальными в своих подходах по экономическим и политическим вопросам. Поэтому одобренный законопроект, на мой взгляд, дает сейчас возможность создавать при идеологических отделах на предприятиях еще и подразделения по работе с трудящейся молодежью. Иначе говоря – оно будет контролировать молодежную среду.

– Каким образом?

– Очень простым. Теоретически возможно, что внедрят сотрудников КГБ, которые будут там проводить свою «работу» – «снимать» информацию о настроениях, что и где происходит каждый день. Не исключено, что могут создать такое же движение, как в России «Наши», которое обслуживает режим.

– Так ведь у нас есть БРСМ?

– А вот с БРСМом что-то у власти, видимо, не получилось. Наверное, эта организация существует только для того, что сорвать себе государственный куш. Так сказать, вытягивают деньги из карманов старших товарищей. А точнее – то, что остается в карманах.

– Молодежь на предприятиях чем-то отличается от своих сверстников, которые не пошли работать на завод?

– Эти молодые люди находятся в большом общем коллективе. А раз коллектив – значит, там уже не так выделяются личности, как на улице, где человек сам по себе. Есть какие-то коллективные задачи, коллективные проблемы, и из-за этих проблем может вырасти уже социальный протест. Поэтому та же молодежь, которая работает на предприятиях – она более интегрирована в коллективные действия. А это достаточно небезопасно для власти, если молодежь будет вовлечена в эти процессы. Молодежь ведь более легко переходит из одного состояния в другой.

– То есть, вы считаете, что власть опасается молодежь?

– Я думаю, что это единственная сила, которую власть рассматривает, как возможную опасность для себя. Ведь сегодня в Беларуси по сути нет настоящей политической оппозиционной элиты. А национально-патриотическая молодежь является тем фундаментом, на котором такая элита может появиться. И власть очень резко действует по отношению к таким проявлениям. Власть сама действует «по-совковому» и понимает, как воздействовать на «совков» и управлять ими. А вот то, что появляется за пределами «совковости», с этим им уже им справляться труднее. Молодые люди больше живут Интернетом, они не смотрят Белорусское телевидение, не читают государственные газеты. Вот за них и взялись. Кстати, что отличает еще рабочую молодежь, так это коллективное пьянство. Она втягивается в этот процесс.

– Пьющие, как правило, более аполитичные…

– Безусловно. И власти это очень выгодно. Руководить деморализованными людьми очень легко. Они не очень сознательные, никуда не влезают, пьют… А сейчас еще и отделы создадут для контроля. Может быть, организуют какие-нибудь поездки с пьянками, что еще нужно, чтобы отвлечь человека от социальных проблем? К тому же, пьющий человек напрямую зависит от администрации. Я считаю, что все это делается сознательно.

Поделиться: