Два десятилетия назад весь мир с трепетом смотрел, как миллионы немцев выплеснулись на улицы Берлина, — как западного, так и восточного. Они снесли один из крупнейших в истории человечества символ порабощения. Таким образом, они не только воссоединились со своими братьями и сестрами после 28 болезненных лет расставания, но и породили надежду на Единую Европу – свободную и мирную, пишет бывший кандидат в президента США Джон Маккейн в газете «The Financial Times».

Падение Берлинской стены и коллапс коммунизма, который за этим последовал, был результатом работы многих людей – и на Востоке и на Западе, европейцев и американцев, солдат, и политиков. Но, пожалуй, самый сильный удар по тоталитаризму был нанесен идеей: идеей универсальности прав человека – жизнь и свобода, защита от бедности, и право избирать руководство. Поддержка Западом этих ценностей, а также тех, кто хранил веру в них по ту сторону «железного занавеса», помогла победить в холодной войне. И 20 лет спустя мы можем многое извлечь из этого опыта.

Самое главное заключается в том что, государства, в которых уважаются права человека, должны продвигать их посредством своей внешней политики – повсеместно, для всех людей, во все времена. Это не только правильно; это также является высшей формой прагматизма. Характер режима нельзя отделять от его поведения. Правительства, которые жестоко обращаются со своими людьми и врут им, скорее всего, точно также поступят с нами, или хуже того. С другой стороны, государства, уважающие права человека, более склонны к тому, чтобы играть мирную роль. Поэтому в интересах собственной выгоды, мы должны настойчиво и терпеливо прилагать усилия к тому, чтобы создать мир, в котором права человека будут обеспечены большему количеству людей.

Возможно, наступят времена, когда мы, сторонники прав человека, перестанем соответствовать своим собственным высоким стандартам. Но в такие времена наши истинные друзья призовут нас к порядку, и мы изменим курс. Наиболее значимо то, что мы остаемся уверенными в наших принципах, помним о том, что они не только наши, и поддерживаем всех, кто стремится к ним. Это значит, что США и наши союзники должны всегда быть в одном ряду с теми, кто находится на правильной стороне истории – с угнетенными, а не с угнетателями.

Конечно, мы должны уважать желания диссидентов, которые не хотят нашей поддержки, Но когда демонстранты называют нас по имени, взывая о помощи, пишут на плакатах по-английски, это явный знак того, что им нужна наша помощь. И мы должны ее оказать. Когда храбрые граждане мирно требуют соблюдения своих прав, мы должны воодушевить их на продолжение борьбы. Когда они арестованы и брошены в тюрьму, мы должны призвать к их освобождению и работать во имя этого. Когда они сталкиваются с насилием и запугиванием, мы должны осуждать это и напоминать преступникам, что их злодеяния не будут забыты.

Это не значит, что нам следует отказаться от контактов с нарушителями прав человека, когда этих контактов требуют наши интересы. Мир не так прост, и нам может временами потребоваться договариваться с очень плохими деятелями. Но мы никогда не должны платить за это ослаблением критики того, как они обращаются с собственным народом. В таких ситуациях, наш моральный долг – поднимать вопросы прав человека. Это показывает угнетенным, что хотя мы и ведем переговоры с их тюремщиками, мы не забыли и не бросили их. Это покажет, что мы знаем, на чьей стороне мы на самом деле.

Я думаю о бывшем президенте США Рональде Рейгане (Ronald Reagan). Он всегда с готовностью контактировал и вел переговоры с Советами, когда это отвечало нашим интересам. Но в то же время он говорил коммунистам, что их империя закончит свое существование на мусорной свалке истории. Он сказал советскому президенту Михаилу Горбачеву сломать эту ужасную стену. Он использовал вовлечение как еще одну возможность требовать лучшего отношения к узникам коммунизма. И когда Рейган ослаблял свою публичную критику, это было ответом на реальный прогресс с той стороны, а не в обмен на вовлечение как таковое.

Падение Берлинской стены стало историей. Но эта история творилась бесчисленным количеством мужчин и женщин на протяжении десятилетий, которые стремились к тому миру, где их права также будут защищены. Такие мечтатели, жаждущие перемен, живут сегодня в Иране и Кубе, Зимбабве и Бирме и других странах. Такие государства, враждебные человеческому достоинству, могут выглядеть стабильными, но на самом
деле они гниют изнутри – ведь они держатся только на страхе и насилии, а люди не будут бояться вечно.

Джон Макейн, сенатор от штата Аризона, бывший кандидат в президенты от республиканской партии на выборах 2008 года

Поделиться: