По словам эксперта финского института международных отношений Аркадия Мошеса, Евросоюз признает за Беларусью как за самостоятельным государством право принимать участие в интеграционных проектах вне ЕС и не видит в них угрозы. 

Deutsche Welle: Как вы можете охарактеризовать реакцию ЕС на то, что президент Беларуси все-таки подписал договор о создании коллективных сил оперативного реагирования (КСОР) в рамках Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ)?

Аркадий Мошес: Сколько-нибудь громкой европейской реакции по этому вопросу не существует. Это неудивительно, этого и следовало ожидать, потому что для ЕС этот факт не представляет собой мощный информационный повод или событие первого порядка.

Потому что, во-первых, Евросоюз признает за Беларусью как за страной, которая является членом ОДКБ, право участвовать в тех решениях, которые принимаются в рамках этой организации. Ничего из ряда вон выходящего здесь нет.

Во-вторых, можно рассуждать о том, что решение это имеет небольшое практическое значение для организации и для отношений Беларуси и Запада. Беларусь, насколько я понимаю, не собирается менять те правовые основы, согласно которым ее войска не могут направляться за пределы страны для участия в военных действиях. Практический эффект здесь минимален. Если войска Беларуси будут направляться для участия в каких-то учениях, так это делалось и раньше, только не в таком формате.

– Какие внешнеполитические действия Беларуси могут негативно повлиять на отношения Минска и Брюсселя?

– Главным остается вопрос о признании или непризнании Беларусью независимости Абхазии и Южной Осетии. Это та “красная линия”, по поводу которой Европа высказалась, что не хотела бы видеть, чтобы Беларусь ее пересекала.

Все, что касается других вопросов в двусторонних отношениях Беларуси и РФ, а также участия Беларуси в интеграционных проектах, которых так или иначе имеют своим центром Россию, это волнует ЕС гораздо меньше.

Поделиться: