Политика освободили из РУВД спустя три часа. О своем задержания он рассказал в интервью сайту www.charter97.org:

«Все было брутально и быстро. Как только я пришел на площадь и взял в руки портрет, меня уже стали толкать. Когда на демонстрантов набросились омоновцы, я вместе с еще несколькими участниками сел на асфальт. Нас тут же стали бить. Потом закинули в автобус, где продолжились избиения. Один омоновец подошел ко мне сзади и схватил за шею, второй – держал руки, третий – бил по лицу. Пошла кровь из носа. Повредили палец на руке, на ногах осталось несколько гематом.

В отделении милиции нас традиционно поставили к стенке с поднятыми руками. Потом там появился заместитель начальника Центрального РУВД Грищенко, стал вести себя по-хамски, оскорблять молодежь. Я вступился за них, в ответ по приказанию Грищенко меня схватили и потащили в отдельное помещение. И тут начался почти стихийный бунт – задержанные активисты бросились к двери, требуя меня освободить. Милиционеры даже испугались.

Меня затащили в страшно обшарпанное тесное помещение, где содержат бомжей. Там Грищенко орал, что он меня «уничтожит и раздавит». На большее у него, видно, полномочий не было, поэтому он решил мне создать хоть какой-то дискомфорт — все три часа я провел в этом «бомжатнике», – рассказал Анатолий Лебедько.

Лидер ОГП уверен, что на жестокое подавление мирных демонстраций в Минске должен немедленно отреагировать Евросоюз.

«Евросоюз должен помнить, что он строится на базе свободы, демократии и прав человека. Белорусы, которых сегодня бьют на мирных демонстрациях, сажают в тюрьмы, борются за европейские ценности. И если не реагировать на то, что происходит в Беларуси, на подавление мирных демонстраций, на то, что омоновцы в нашей стране действуют как бандформирования, на то, что журналистам не дают работать — это будет значить, что Евросоюз отходит от принципов, на которых он зиждется.

Меня очень насторожило высказывание президента Европарламента Ежи Бузека. Если Евросоюз сейчас примет стратегию о том, что для Беларуси самое главное – суверенитет, а демократия вторична, то наши дела будут плохи. Это карт-бланш для Лукашенко на дальнейшие репрессии», — уверен Анатолий Лебедько.

Поделиться: