Ее история — это шокирующее свидетельство того, что жизнь человека в нашей стране не стоит ни-че-го.

Как это было

15 января в Республиканском горнолыжном комплексе «Силичи» произошла ужасная трагедия. Заместитель генерального директора минской строительной компании Станислав Павлович, который поехал за город покататься на горных лыжах вместе с друзьями, на одном из склонов на глазах у десятков отдыхающих столкнулся со снегоходом «Yamaha Viking». В результате от потери крови и полученных травм — переломов носа, позвоночника в трех местах, ребер, рук, левой ноги (правая нога была оторвана), разрыва легкого, — через несколько часов он скончался.

Супруга и близкие Станислава Иосифовича настаивали, что все свидетельства и факты указывают на причинение смерти в результате неосторожности и служебной халатности со стороны управляющего снегоходом инспектора горнолыжных трасс Сергея Рощина и должностных лиц «Силичей». Однако в апреле прокуратура Логойского района вынесла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления. Тогда Наталья Павлович сказала «Салідарнасці», что такое решение было продиктовано не фактами, а местом гибели ее мужа.

Дирекция «Силичей»: «Высказывания возможных очевидцев основаны больше на эмоциях»

С Натальей мы встретились в одном из минских кафе. Красивая, уверенная в себе женщина, время от времени сдерживающая слезы, раскладывает на столе стопку фотографий и документов.

Вот они со Стасом в одном из ресторанчиков польского горнолыжного курорта Закопане (на фото), вот семья отмечает день рождения любимого кота Жоры… Вот выписка из трудовой книжки. Вот свидетельство о смерти. Вот ответы прокуратуры. Вот соболезнования от руководства горнолыжного комплекса…

— Мне пришло письмо, подписанное директором «Силичей», состоящее из двух предложений. Родителям Стаса — побольше будет, — но лучше бы он ничего не писал. Это просто как плевок, как злая шутка, — рассказывает Наталья.

«Администрация и сотрудники РУП «Силичи» выражают искреннее соболезнование в связи с трагической гибелью Станислава Иосифовича. Примите наше человеческое и сердечное сочувствие в связи с потерей близкого человека», — такое письмо получила супруга и дети Павловича.

В послании его родителям «по вопросу несчастного случая» руководство комплекса отвечает уже более развернуто. Вот выдержка оттуда: «…Об информации прошедшей в СМИ и интернете можем разъяснить, что первая информация от имени директора о столкновении была минимально короткой, так как обстоятельства происшествия на данный момент уточнялись, а высказывания возможных очевидцев основаны больше на эмоциях…».

(В первые дни после гибели Станислава Павловича в интернете развивалась бурная дискуссия, основанная на шокирующих рассказах очевидцев. Некоторые из них сейчас проходят по этому делу в качестве свидетелей. Представители администрации «Силичей» тогда ограничились лишь сухими и короткими комментариями, — Ред.).

— И это всё. Звонков с извинениями от администрации горнолыжного комплекса или Сергея Рощина в нашем доме до сих пор не звучало, — продолжает собеседница. — Не говоря уже о визитах. Хотя, если бы человек, который управлял снегоходом, пришел к моим детям даже с двумя апельсинами, если бы я видела в его глазах просьбу о прощении, думаю, простила бы. Но мы его не видели. Значит, ему стыдно. Значит, есть что скрывать.

После случившейся трагедии государство посчитало, сколько ежемесячно должны получать дети погибшего замгенерального директора — дочь Александра (13 лет) и сын Владислав (сегодня исполнилось 11 лет). Это 486 тысяч рублей на двоих.

Казалось бы, комплекс «Силичи», где произошла трагедия, обязан был выплатить внушительную компенсацию. Но нет: не обязан. Оттуда не пришло ни копейки.

— Выходит, отца можно задавить, а детей — голодом заморить, — в сердцах говорит Наталья. — Вообще, я многие месяцы провела в ступоре. Но сейчас сгруппировалась и не могу молчать.

«То, как дело хотели извратить, это оскорбительно»

Вдова рассказывает, с какими нарушениями, на взгляд ее и тех друзей, который были в день гибели со Стасом, проводилась первая прокурорская проверка. Чего стоит хотя бы тот факт, что в медицинском свидетельстве о смерти Станислава Павловича в графе «алкогольное опьянение» не указано ничего (выдано 17 января, копия документа у «Салідарнасці» имеет
ся). А вот потом, в результате очередной экспертизы, вдруг выяснилось, что лыжник был в состоянии алкогольного опьянения.

— В горах это традиция пить чай, глинтвейн, немного коньяку, — рассказывает Наталья. — Еще дома я налила Стасу в 200-граммовую фляжку коньяк. Сама дала ему рюмочку. Потом, когда фляжку вернули, она так и была заполнена почти доверху. Стас был очень ответственным, опытным лыжником. Так что то, как дело хотели извратить, это оскорбительно.

Так же считает и друг Павловича, лыжник с 29-летним стажем Сергей Володько, который 15 января тоже был на склоне «Силичей». Еще тогда он говорил мне в интервью, что их компания пила в «прокате» лишь чай. А вскоре и сам изложил всё увиденное на бумаге, создав своеобразную «хронику событий». Есть в ней место и заявлению, что Станислав «был нетрезв».

«Теоретически — может быть. Но вместе мы не пили… После найденных 1,89 промиле (с весом Стаса 75 кг = 1 бутылка водки) даже просто стоять на лыжах не сможешь, не говоря о том, что кататься и не падать (а он катался у меня на глазах)», — пишет Володько.

После решения прокуратуры Логойского района Наталья Павлович написала жалобу в прокуратуру Минской области. В ней она обосновала все причины, по которым не может согласиться с отказом в возбуждении уголовного дела. Вот лишь некоторые из них:

«Начиная с осмотра места происшествия, очевидно, что С. Рощин сообщает неверные сведения работникам милиции и прокуратуры, утверждая, что двигался в 2-3 метрах слева от опоры подъемника. Никто не задал ему вопрос о том, каким образом его снегоход оказался на расстоянии 15,3 метров от края линии опор (согласно протоколу осмотра места происшествия), то есть фактически посередине трассы спуска лыжников и сноубордистов»;

«Директор горнолыжного комплекса сообщает следствию явно ложные сведения об опыте и навыках С.Рощина в управлении снегоходом. Из выписки трудовой книжки последнего очевидно, что он больше работал кладовщиком, чем инспектором горнолыжных трасс, а на работу в «Силичи» устроился лишь в декабре 2008 года»;

«Нет приказа руководства о закреплении за этим инспектором «Yamaha Viking». Более того, этот снегоход даже не стоит на балансе РУП РГЦ «Силичи»;

«В материалах проверки нет подтверждающих данных о выезде С.Рощина на трассу для оказания помощи мальчику Д.Г. (его фамилию из этических соображений не указываем, — Ред.)».

— Я почти уверена, что не было никакого мальчика! А было лишь желание увильнуть от ответственности… Многие очевидцы испытали еще больший шок от того, что увидели после столкновения. А это полная неподготовленность персонала комплекса к подобным случаям. Ведь если бы в «Силичах» было достойное медицинское обслуживание, если бы Стаса не доломали по пути в медпункт в этом маленьком «корыте» или «мусорном ведре», как я называю их сани, если бы не полная беспомощность и безграмотность тамошнего медперсонала, если бы не отсутствие элементарных лекарственных средств, — возможно, он бы выжил, — уже в слезах говорит собеседница.

На основании этих и многих других обстоятельств Наталья Павлович просила прокурора Минской области возбудить уголовное дело по факту причинения смерти по неосторожности и служебной халатности по ст. 144 и ст. 428 УК РБ в отношении Сергея Рощина и должностных лиц «Силичей».

Следует отметить, что в конце мая уголовное дело все-таки было возбуждено. Предварительное расследование приостанавливается лишь на периоды ожидания необходимых заключений. На данный момент следователь ждет правовой помощи из Генеральной прокуратуры Российской Федерации, которая ранее сталкивалась с подобным случаем.

«Это мясорубка человеческих судеб какая-то»

Наталья всегда была за мужем, как за каменной стеной. Он работал, обеспечивал семью. Она — воспитывала детей и, как говорится, хранила семейный очаг. Теперь ее жизнь кардинально изменилась. То есть, она по-прежнему безработная. И только определяется, как жить дальше, чтобы дети ни в чем не нуждались.

— Пока помогают близкие, друзья, соседи по дому и по даче, — говорит вдова. — Люди помнят Стаса. Многие друзья до сих пор прийти в себя не могут. Ведь Стас был достойнейшим человеком.

Еще она восхищается тем, как повели себя после трагедии дети.

— Они — как кремень — ни разу никому не пожаловались, что их отца не стало. Этим они в него, — констатирует
она и подытоживает. — Ради них я буду стучаться во все двери. Буду добиваться справедливости, чтобы виновные были наказаны. Ведь то, что происходило после гибели Стаса — это издевательство над детьми и над вдовой. Это мясорубка человеческих судеб какая-то. Возможно, кто-то скажет, что теперешними действиями я выступаю против нынешней власти… Тогда пишите и это будет моим ответом: у нас красивый, чистый город, которым можно только восхищаться. Только непонятно, как же при всём этом можно так относиться к людям?!

Звонок в «Силичи»

Накануне выхода этого материала я позвонила в отдел кадров горнолыжного комплекса «Силичи». Там сказали, что Сергей Рощин работал с ними сезонно. На предстоящий сезон заявления о приеме на работу от него не поступало.

На вопрос, дорабатывал ли он до конца прошлой зимы, лишь прозвучало:

— Как же он мог работать — в больнице лежал, со «спицами» в руках. Он тоже был серьезно травмирован…