Не относится потому что, во-первых, слово «баба» никак не применимо к этой роскошной женщине. А, во-вторых, потому что не «опять»: Моника с юных лет никогда не переставала быть ягодкой.

Некоторое время назад Беллуччи раскрыла свои секреты женственности в интервью журналу ELLE.

Хорошо знать себя

«Делайте что хотите», — бросает Моника визажистке. Немного основы под макияж и пудры, черный карандаш по краю века, несколько накладных ресниц с внешней стороны глаза, чтобы сделать взгляд открытым, и чуть-чуть черной туши, которую она накладывает сама. Моника смотрит на себя в зеркало. «Продолжите немного линию вот тут, так будет мягче». Она просит сделать лишь легкий маникюр и не хочет, чтобы подрезали кожицу вокруг ногтей: «Я ее никогда не трогаю, иначе дня три будет болеть, и контур ногтя опухнет».

Не стесняться яркой помады

«Красить губы — это эротический жест, красивый и чувственный. Моя дочка обожает смотреть, как я наношу помаду. Это ритуал, передающийся от женщины к женщине, — так делали мои мама и бабушка. Очень трогательно вспоминать, как бабушка в 80 лет красила губы перед выходом из дома. И это было смело: она показывала, что еще хочет нравиться и быть молодой.

Накрасить губы, особенно такие пухлые, как у меня, ярко-красной помадой — тоже смело. Вы показываете, что не боитесь привлекать к себе внимание, демонстрируете силу своей женственности. Ярко накрашенные губы, безусловно, вызов, провокация!»

Быть уверенной

Одна из самых известных косметических марок мира совершила мини-революцию, выбрав для своих рекламных кампаний одну за другой двух далеко не юных актрис — Шэрон Стоун и Монику Беллуччи.

«Наверное, зрелые женщины, актрисы — более сложный образ, чем молоденькие модели. Жизненный опыт — свадьбы, разводы, дети, радости и страдания — дорогого стоит. Быть красивой в 20 лет — естественно. А когда вы красивы в 35 или 45 лет, это уже жизненная позиция. Если жизнь — борьба, то понятно, что вы ее выиграли».

А вторая половина не пугает Монику?

«Да нет, у меня было время потренироваться, и предыдущие этапы я прошла вполне успешно. Даже в юности я чувствовала себя совершенно свободной: родители ко мне не придирались и практически ничего не запрещали. Я работала манекенщицей, чтобы платить за учебу, много ездила, была независимой. Во всех своих ролях — модели, актрисы, женщины, матери — я вела себя только так, как считала нужным».

Демонстрировать свои формы

Чувственные формы Моники — не кинематографический трюк: пышная грудь (говорит, что размер 90 B) и тонкая талия — так уж ее наградила природа. Чтобы влезть в платье с корсажем, она задерживает дыхание. Понадобилось два человека, чтобы застегнуть «молнию», но в результате Моника сногсшибательна, как Анита Экберг в «Сладкой жизни».

В кино Моника достаточно часто обнажает свои прелести. На вопрос журнала GQ об эротической сцене в фильме «Сколько ты стоишь?» Беллуччи ответила:

— Не облачаться же мне в сутану?! Проститутки мне как-то ближе.. Я — европейка, у меня нет проблем с наготой. Не устаю повторять: я против намеков, если показывать, то все. Иначе это все равно что оставить чаевые, не заплатив по счету.

Занимается ли она спортом? «Гимнастикой, плаванием и йогой. Но не регулярно. Съемки, репетиции, ребенок — все это, как вы понимаете, важнее».

Наслаждаться жизнью

Моника не озабочена диетами. Детокс, макробиотика и вегетарианство не вызывают бурных эмоций.

«Все знают, что это надо делать, но не у каждого хватает силы воли. В конце концов, если не есть сыр и пирожные и пить побольше воды — не поправишься, — заключает она. — Надо есть всего понемногу. И я всегда ем мясо, рыбу или макароны только с овощами». Из-за своего бурного графика она редко готовит, но посидеть за столом обожает: «Я часто назначаю деловые встречи в обеденное время. Посмотрев, как человек ест, можно многое о нем узнать. Я ненавижу есть в спешке, наверное, из-за моих итальянских корней. Общая трапеза — момент откровения, когда мы делимся друг с другом мыслями, позитивными или негативными. Это очень полезно. А я стремлюсь к здоровой жизни, я берегу свое тело. И ради дочери я хочу, чтобы жизнь моя продолжалась достаточно долго — до тех пор, пока дочка будет нуждаться во мне».

Ценить самобытность

Как Ава Гарднер, София Лорен и Клаудиа Кардинале, Моника — брюнетка с карими глазами. По ее словам, актрис с такими чертами все меньше, и это ее возмущает: «Одни блондинки повсюду: по телевизору, в журналах! Скажите мне, сколько нас, брюнеток, в Голливуде? Две-три, не больше». И она начинает считать: «Кэтрин Зета-Джонс, Пенелопа Крус… и я! Все остальные — худые блондинки. Мне же лучше — больше предложений». 

Идти на риск

Впрочем, в фильме «Второе дыхание» >Беллуччи сама предстала перед зрителями блондинкой.

— Перекраситься в блондинку – моя идея, — рассказывает Моника. – Меня вдохновили такие актрисы, как Денев, Бардо… Просто удивительно какое роковое впечатление производят на людей блондинки. Я осознала это в машине: мужчины, не узнавая меня, смотрели мне вслед только из-за цвета волос – он их притягивал. На общем темном фоне фильма этот золотистый цвет несет свет, эмоции. Я влюбилась в него, но это все-таки не я, и сразу после съемок пришлось вернуться к прежнему облику!

А еще раньше вышел фильм «Братство камня» по роману Жан-Кристофа Гранже, там у Беллуччи короткие волосы и нет макияжа. «В нашей профессии надо идти на риск. Быть все время одинаковой неинтересно. Когда доверяешь режиссеру, соглашаешься на внешние изменения, а в результате может проявиться какая-то новая внутренняя сущность, раздвигаются не только профессиональные, но и человеческие рамки».

Бороться и искать

Есть ли совет, который она могла бы дать самым молодым своим поклонницам? «Мечтать и сделать все, чтобы осуществить свои мечты. Потерпев неудачу, извлекать из нее урок и идти дальше. Никогда не отступать. Быть смелой, любознательной и амбициозной».

А что нужно делать, чтобы мужчина в тебя влюбился? Это, конечно, деликатный вопрос. «Надо действовать с умом. Тут очень трудно давать советы — все мы слишком разные».

Найти и не сдаваться

Моника становится под свет ламп, и все замолкают. Примадонна на сцене. Ни усталости, ни спешки. Она профессионально выбирает позу, закрывает глаза, сосредоточивается. Теперь существуют только она и фотограф, которого она внимательно, как режиссера, слушает, преображаясь на глазах. Это называется профессионализм. Браво, Моника!